ISSUE 4-2018
INTERVIEW
STUDIES
Yaroslav Shimov Evgeny Magda Elkhan Shakhinoglu Ahmad Alili
OUR ANALYSES
Tengiz Ablotia
REVIEW
Pavel Vitek
APROPOS
Igor Yakovenko


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРУЗИИ - ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ
By Tengiz Ablotia | journalist, Georgia | Issue 4, 2018

В 2018 году центральным событием Грузии оказались президентские выборы. Если учитывать,  что нынешний глава государства пользуется  незначительными полномочиями,  которые сокращались уже два раза за прошедшие 6 лет, то это было несколько неожиданно. До начала предвыборной кампании были ожидания, что она пройдет в тихой и вялой атмосфере.

Однако в реальности все вышло совершенно противоположным образом - выборы, которые изначально воспринимались как скучные и неинтересные,  на деле оказались самыми грязными, самыми бескомпромиссными и конфронтационными за всю новейшую историю Грузии. Предвыборная кампания была куда более разнузданной, чем в 2012 году, когда во время парламентских выборов решался вопрос о смене власти.

Почему, казалось бы, незначительные и неважные выборы вылились в настоящую войну всех против всех?

Президент Грузии – от всемогущего правителя  -  до свадебного генерала

С первого дня независимости Грузия была президентской республикой, в которой полномочия президента были практически неограниченными. Учитывая постсоветскую традицию сильной персонализации власти, а также то, что, как правило, парламентское большинство и президент почти всегда представляли одну политическую силу,  очевидно, что реальная власть главы государства фактически была равной царской.

Время от времени такая концентрация власти в одних руках становилась причиной недовольства и попыток пересмотра существующего положения. Так, в 1993 году, когда после свержения президента Звияда Гамсахурдиа, власть перешла к Эдуарду Шеварднадзе, на первых порах его должность скромно называлась «Глава государства»  - как будто отказ от слова «президент» мог автоматически привести к изменению политической культуры в стране.

Лишь позднее, в 1995 году ложная скромность была отброшена в сторону, и Шеварднадзе стал тем, кем был реально – президентом Грузии. Стиль его управления не был авторитарным, и он в основном опирался не на президентские полномочия, а на бесконечное балансирование между различными интересами – как во внутренней, так и во внешней политике.

Следующий президент  -  Михаил Саакашвили  - балансировать не собирался,  да и для реализации намеченной им цели – модернизации страны – баланс был бы контрпродуктивен. В итоге и без того немалые полномочия президента в 2004 году были расширены,  что сделало президента фактически единоличным главой государства.

В 2007 году в Тбилиси начались массовые выступления оппозиции, которая, кроме всего прочего, требовала также отказа от президентской модели управления страной и перехода на парламентскую систему. В 2009 году решением Саакашвили была создана специальная комиссия для работы  над новой моделью конституции, которая, вместе со всем остальным, предусматривала значительное сокращение полномочий президента и фактическое перераспределение власти в пользу премьер-министра. По новой модели центральной фигурой, в руках которой сосредоточена реальная власть, становился именно глава правительства, тогда как президент превращался в церемониальную  фигуру.

В Грузии очень много говорилось  о том, что Саакашвили решил переписать конституцию под себя, и в 2013 году, после истечения президентских полномочий, занять пост премьер-министра. По этому поводу нет никаких точных данных, так как ни сам Саакашвили, ни кто-либо из его окружения такую возможность не отрицали, но и не признавали. Так или иначе, в 2012 году партия Саакашвили Национальное движение потерпела поражение, и этот вопрос потерял актуальность.

В 2013 году в Грузии был выбран новый президент, Георгий Маргвелашвили, которому предстояло работать уже по новой конституции в качестве главы парламентского государства. Как показали 5 лет его нахождения на этом посту, президент не владеет никакими серьезными полномочиями,  во всяком случае, такими, которые можно использовать в каждодневной работе. Полномочия верховного главнокомандующего в перечень таких полномочий не входит – он касается только военного времени, а война, так или иначе, случается нечасто.

Кроме того, президент мог накладывать вето на принятые парламентом законы, однако, в свою очередь, у правящей партии всегда было большинство, достаточное для его  преодоления. В его власти также были такие незначительные вопросы, как, например, амнистия и право подписания международных документов от имени страны.

Так уж получилось, что Маргвелашвили был выдвинут в кандидаты по инициативе главы правящей партии Бидзины Иванишвили, но вскоре отношения между ними испортились из-за того, что почти церемониальный президент «вдруг» проявил самостоятельность. Все началось с того, что он пожелал занять свое рабочее место в президентской резиденции, построенной при Саакашвили.  Нынешняя власть, с учетом ее крайне негативного отношения к Мише, восприняла это как предательство и,  соответственно,  перестала сотрудничать с Маргвелашвили. В результате все его реальные полномочия были ограничены правом амнистировать заключенных.

Следует отметить, что после избрания нового президента в ноябре 2018 года в силу вступила новая редакция конституции, в которой полномочия президента еще больше сокращены – к примеру, ликвидирован Совет безопасности, который фактически ничего не делал, но формально подчинялся президенту. Президент также лишен права на предоставление кандидатуры главы Верховного суда, и это право передано в ведение премьер-министра.

Отменяется также система всеобщих выборов президента – нынешний глава государства – последний, кто был выбран на свой пост путем всеобщего голосования. В следующий раз президента  будет выбирать специально созданная для этого комиссия,  укомплектованная представителями общественности.

Соответственно, президент с такими минимальными полномочиями вряд ли имел какое-то практическое значение для кого –либо.  Однако, как уже было сказано, в ходе этой предвыборной кампании острота и ожесточение сторон превысили уровень 2012 года.

Почему столько шума около малозначимого поста?

Генеральная репетиция

Чтоб ответить на этот вопрос, следует учитывать особую специфику выборов в Грузии – менее значимые выборы всегда оцениваются как генеральная репетиция к более значимым.

Если учесть, что самые важные выборы – парламентские – пройдут в 2020 году, нынешние, президентские, оцениваются именно как репетиция перед 2020-м годом. Понятно, что с политологической точки зрения эти  вещи никак между собой не связаны – победа в одних выборах не гарантирует аналогичных итогов в других, однако с психологической точки зрения это имеет определенное значение.

Сам факт, что власть можно победить в выборах, дает немалое преимущество в тех ситуациях, когда решается уже не просто доля свадебного генерала, а возможность смены власти.

Поэтому никто не относился к президентским выборам как к собственно президентским выборам – все относились к ним как к генеральной репетиции, соответственно -  полномочия будущего главы государства не играли никакой роли.

Ситуацию усугубило и падение рейтинга правящей Грузинской мечты, которая за 6 лет правления так и не смогла решить проблемы, что беспокоят страну.  Экономическое положение ухудшается, курс национальной валюты падает, в стране растет преступность, увеличивается бюрократия, элитная коррупция  (в основном - победа «нужных компаний» в государственных тендерах), на наличие которой справедливо указывали во время прошлой власти, при нынешней не только не сократилась, но и выросла.

Фактически единственная отрасль экономики, которая переживает бурный рост – это туризм, однако и в этом нет особой заслуги нынешней власти – туристическая индустрия ей досталась в наследство от власти прошлой, и механизм практически работает сам, без участия правительства.

Поэтому для правящей партии президентские выборы были важны как тест – все ли у нее идет хорошо, насколько население доверяет власти, и каковы ее позиции на 7-й год нахождения у власти?

Для оппозиции, главным образом состоящей из двух партий на основе Национального движения – собственно Национального движения и «Европейской Грузии», было важно понять, насколько готовы недовольные избиратели голосовать за нее.

Дело в том, что Грузинская мечта все время своего нахождения у власти активно использует темные стороны периода Саакашвили в качестве аргумента в свою пользу – для этого практически каждый день со всех трибун говорят об их реальных и мнимых преступлениях, на это же направлена и вся проправительственная пропаганда. «Мы конечно плохие, но они еще хуже» - вот главный предвыборный слоган правящей партии на протяжении всех прошедших 6 лет. Как правило, это работало, во всяком случае, никакими другими достижениями Грузинская мечта похвастаться явно не может.

Осенью 2018 года решался вопрос – насколько действенна эта риторика? Настолько ли, что благодаря ей можно остаться у власти еще на неопределенное время, или аргумент «они хуже нас» - уже или не работает, или работает недостаточно эффективно?

Оппозиция должна была на основании этих выборов сделать для себя вывод на будущее – каковы ее шансы на победу в ситуации, когда правящая партия очевидно не сможет изменить свой стиль управления, который основан на подборе кадров по принципу личной преданности ее лидеру – миллиардеру Б. Иванишвили? Все эти факторы, вместе взятые, и обусловили чрезвычайную остроту предвыборной кампании.

Преимущества и слабости кандидата от власти

Глава партии Грузинская мечта Б. Иванишвили, как истинный миллиардер, известен своими капризами, в том числе и политическими. Во многих его решениях именно личные мотивы играют главенствующую роль, и искать  в них глубокий политический смысл – бесполезное занятие.

К примеру, по его инициативе правящая партия выдвинула на пост президента Грузии в 2013 году Георгия Маргвелашвили, чем сильно удивила не только политически активных, но и всех остальных граждан.

Никогда, ни в каких других партиях, ни во время опросов и рейтингов Георгий Маргвелашвили не рассматривался как возможная кандидатура на пост главы государства – интеллигентный и свободный молодой человек, ректор одного из престижных вузов, министр просвещения в 2013-м году, хороший полемист и участник многих ток-шоу, вероятно, и сам был несказанно удивлен, когда ему предложили баллотироваться на пост президента.

Никакого глубокого замысла в этом не было – Б. Иванишвили просто понравилось, как он участвовал в дебатах, соответственно решение было принято именно на этом основании.

Потом, через некоторое время, президент попал в опалу, и тут также были личные причины  - капризному миллиардеру не понравилось, что избранный им президент решил поселиться в резиденции, построенной М. Саакашвили.

Таким же, в высшей степени странным капризом было выдвижение от правящей партии на пост мэра Тбилиси министра инфраструктуры Давида Нармания. Его проблемой было не то, что он был родом из глухой деревни – с этим как раз особых проблем нет, во властных структурах Грузии много выходцев из сельской местности.

Проблемой было то, что несмотря на многие годы проживания в столице, он по-прежнему говорил с ярко выраженным провинциальным произношением, а также то, что ему предстояло быть мэром самого снобистского в мире города.

Почему именно он, с какой стати, за какие такие преимущества Давид Нармания, который был довольно посредственным министром инфраструктуры, был выдвинут на этот важный, почти политический пост?

Ответа на этот вопрос нет. Просто ЕМУ так захотелось. Возможно, чтоб щелкнуть по носу заносчивую городскую аристократию, предложив ей градоначальником откровенную деревенщину. Очевидно, что никаких особо далеко идущих мотивов и в этом случае не было.

Вероятно, что-то подобное имело место и при подборе кандидата в президенты от правящей Грузинской мечты. Бывшая глава МИД, затем ушедшая в жесткую оппозицию к Саакашвили, гражданка Франции Саломе Зурабишвили, вероятно, была одним из самых неудачных возможных кандидатов на пост главы государства.

В данном случае даже не главное то, что она обвиняла грузинскую сторону в начале войны 2008 года: во-первых, большинство сторонников правящей партии сами так думают, во-вторых, это мнение так часто озвучивается в ходе политических дискуссий как в парламенте, так и в СМИ, что на него мало кто обращает серьезное внимание. Все уже давно привыкли, что такое мнение существует, и более того, его с самых высоких трибун высказывают представители нынешнего руководства страны.

Непопулярность Саломе Зурабишвили связана совсем с другими факторами  - нестандартным поведением в обществе, странными заявлениями, вздорным характером и неуживчивостью, благодаря которой ей не удавалось долго задерживаться ни  в одном месте.

Вопреки обвинениям в ее адрес, она никогда не была пророссийским политиком, а все заявления, которые оппоненты расценивали как изменнические, на самом деле преследовали совсем иную мотивацию – в очередной раз пнуть Саакашвили. 

Кроме того, в реальной жизни, как и в большинстве стран мира, внешняя политика не играет решающей роли в политике – в Грузии на первом плане сейчас экономические проблемы, решение которых не входит в компетенцию президента.

В целом Саломе Зурабишвили была крайне неудачным выбором для правящей партии, которая, к тому же, перехитрила саму себя. Непонятно почему, но правящая партия решила формально не выдвигать своего кандидата и поддержать независимого – им и была объявлена Саломе Зурабишвили.

Выглядело это в лучшем случае цинично, в худшем – глупо. Независимый кандидат, который давно связан с правящей партией, пользуется ее открытой поддержкой, получающий финансирование от правящей партии, и использующий в ходе выборов правительственный административный ресурс. Надуманность формулировки независимый кандидат была настолько очевидной, что многих избирателей это задело:  «Нас держат за дураков».

К личным недостаткам кандидата добавлялась и чрезвычайно неблагоприятная ситуация вокруг правящей партии, которая окончательно превратилась в обслугу миллиардера, и именно в 2018 году стремительно стала терять адекватность.

Самым наглядным свидетельством этого может стать инициатива Грузинской мечты о культивации и производстве марихуаны, которая вызвала шквал общественного недовольство и на некоторое время сделала врагом Грузинской мечты церковь  - институт, реальное влияние которого сильно преувеличено, однако и преуменьшать его тоже не стоит.

Сложно было придумать что-нибудь более неподобающее за пару месяцев до выборов, чем предложение начать легальное производство наркотиков в стране,  в которой в 80-90-е годы наркотики сгубили несколько поколений. При этом неважно, как обстоят дела с производством конопли в Голландии или Португалии, какие финансовые выгоды может получить страна, да и то, что вообще-то марихуана – не самый страшный в мире наркотик. Никто этого не будет слушать – память о наркотической катастрофе 90-х годов еще долго не выветрится из сознания большинства населения Грузии.

К этому добавился вал телефонных компроматов, из которых стала очевидной стяжательская сущность большинства крупных функционеров Мечты, а показанные по оппозиционному каналу «Рустави-2» фотографии фешенебельных вилл крупных чиновников, депутатов, и министров, облетели все сайты и социальные сети.

Неспособность к нормальному менеджменту, девальвация национальной валюты, элитная коррупция, отказ власти от объективного расследования нескольких резонансных убийств и в конце – намерение превратить страну в крупного наркопроизводителя.  Этого послужного списка хватило бы на то, чтоб проиграть выборы навсегда.

Но у правящей партии были и свои преимущества. Первое, и самое главное – административный ресурс.  Почти 450 000 человек в Грузии получают зарплату от государства, и это не только чиновники и управленцы  - это учителя, полицейские, военные, сотрудники детских садов, пожарные, и т.д. Все они – кровно заинтересованы в стабильности, так как все они страшно боятся смены власти.

Причиной такого страха является порочная практика, которая имеет место в процессе смены власти в Грузии – новое правительство назначает новых министров, те назначают новых заместителей, новые заместители назначают новых глав служб, новые главы служб назначают новых глав отделов, и так - до самого низа. Соответственно, даже самый незначительный чиновник в  случае смены власти оказывается в состоянии повышенного риска потери работы.

Власть этим прекрасно пользуется – ей даже не надо подкупать админресурс  - как правило, получатели государственных зарплат сами добровольно голосуют за власть, даже если та не увеличивает им зарплаты, сокращает премии, да и вообще относится как к дешевой рабочей силе.

«Уж  лучше так, чем вообще без работы» -  говорят они и выстраиваются в очередь у избирательных участков. А заодно члены их семей, которые, как правило, от них финансово зависят. В целом получается сотни тысяч человек – в стране с населением в 3, 7 млн. человек – это внушительная фора для власти.

За Грузинскую мечту голосуют и идейные противники прошлой власти  - как правило те, кто лично пострадал при Саакашвили. Их не очень много, 10-15%, однако они чрезвычайно активны и мотивированы, в отличие от админресурса, для которого власть – это просто источник получения работы, идейные антимишисты ненавидят прошлую власть и готовы на все ради поддержки власти нынешней.

Ну, и главный козырь правящей партии  - неограниченные финансовые возможности ее лидера, самого богатого из грузин Б. Иванишвили. В критической ситуации он вполне мог сделать населению выгодное финансовое предложение, от которого оно не сможет отказаться (что, в конце концов, и произошло).

Именно эти факторы играли на пользу власти – админресурс, ненависть части населения к прошлой власти, деньги Б. Иванишвили и готовность аполитичных избирателей голосовать за того, кто заплатит на доллар больше.

Слабые места и преимущества оппозиции

Главным преимуществом главной оппозиционной партии – Национального движения и его кандидата Григола Вашадзе, было разочарование населения в деятельности  правящей партии, которая на деле оказалась беспомощной, некомпетентной и неорганизованной.

Рейтинг оппозиции также подстегнула война компроматов, в которой мечтатели оказались в проигрыше  - телефонные записи разговоров крупных чиновников выставили власть в крайне неблаговидном свете, и это не могло не привести к росту доверия к основной оппозиционной партии.

Преимуществом Нацдвижения был также период ее нахождения у власти. Это как палка о двух концах – для кого-то это был кровавый режим, а для кого-то – эффективная сильная власть, которая уничтожила преступность и сократила до минимума коррупцию.

У ЕНД есть свои, несгибаемые сторонники – даже в самые сложные годы, после смены власти, националы стабильно получали свои 25-27%, что неизменно позволяло им сохранять статус основной оппозиционной партии. Перед выборами было неясно – вырастет или нет количество избирателей ЕНД, останется ли оно, по-прежнему, на уровне 25-27% или начнет расти на фоне недовольства правительством.

Как уже было сказано, самым серьезным преимуществом крупнейшей оппозиционной партии страны является ее прошлое. Оно же является и ее слабостью. Нынешняя власть всегда может в критический момент рассчитывать на фору в 10-15% - это те, кто считает период Саакашвили кровавым режимом. Каким бы сильным ни было их недовольство нынешней властью, в конечном итоге, немного посомневавшись они делают выбор – уж лучше нынешний застой, чем возвращение прошлого.

Перед каждыми выборами всегда неясным остается ответ на вопрос, что окажется сильнее – недовольство нынешней некомпетентной властью или страх возвращения прошлого. Аналогичную двойственную роль в положении ЕНД играет персона М. Саакашвили.

У него есть твердые сторонники в Грузии, своеобразный фан-клуб, который всегда на его стороне, что бы ни случилось. Саакашвили помогает Национальному движению сохранить боевой костяк электората  - минимум 10-15% идейных сторонников, и это дает преимущество бывшей партии власти.

Оборотная сторона заключается в том, что количество граждан ненавидящих Мишу,  примерно равно численности его фанатичных сторонников, т.е. 10-15%. К этому добавляется админресурс, купленные избиратели, болото - и в итоге эти 10-15% всегда оказывают решающее влияние на ход избирательной гонки. Без них Грузинская мечта уже давно была бы в оппозиции.

Таким образом, Саакашвили одновременно помогает своей партии остаться на плаву и стабильно удерживать роль главной оппозиционной партии страны, но при этом мешает ей мобилизовать голоса всех недовольных.

Чего от этой двойственности больше  - пользы или вреда – сказать сложно. В случае, если ЕНД откажется от Саакашвили, партия может потерять фанатичных мишистов, но приобрести недовольных и болото, которое за Мишу не будет голосовать ни при каких обстоятельствах.

При Саакашвили ЕНД всегда будет главной оппозиционной партией, но при этом вряд ли когда-нибудь сможет вернуться во власть.

Есть еще и вторая оппозиционная партия – Европейская Грузия – это, по сути,  националы без Саакашвили. Их избиратели – это сторонники прошлой власти, которые при этом считают, что Мише уже пора уходить из политики. На их стороне  - примерно 10-12% электората – достаточно для того, чтоб держаться на плаву, но о победе в выборах не может быть и речи.

В преддверии президентских выборов, на фоне резкого падения доверия к Грузинской мечте было непонятно, какую роль сыграют слабости и преимущества сторон, и как они отразятся на голосах избирателей.

Итоги

В первом туре выборов сработали преимущества оппозиции и слабости власти. Фактически проправительственный кандидат разгромно проиграл, получив 38% голосов.

Кандидат от ЕНД, экс-министр иностранных дел правительства Саакашвили, Григол Вашадзе получил 37%, что формально на 1% меньше, чем у кандидата власти.

Однако в копилку Вашадзе пошли 10%, полученные кандидатом от «Европейской Грузии», и во втором туре бывшие сторонники Саакашвили без вариантов могли считаться электоратом Вашадзе. Таким образом, реальный расклад сил составил 47% против 38% в пользу оппозиции.

Эти результаты стали следствием нескольких факторов. Первый фактор – части электората все же удалось переломить в себе негативное отношение к Саакашвили, и в результате оба варианта Нацдвижения значительно улучшили показатели  - в прошлых выборах – муниципальных – они на двоих получили 500 000 голосов, тогда как сейчас 800 000.

Второй фактор  - недостаточная мобилизация ресурсов власти. Видимо, полагая, что дела у них идут хорошо, и нет необходимости перенапрягаться, многие сторонники Грузинской мечты просто не пошли на выборы. Явка в первом туре составила всего 46%, при том, что традиционно в Грузии на выборы ходят 50-55%.

Соответственно, у власти был запас в несколько сот тысяч избирателей, которые предпочли остаться дома. В итоге  - оппозиция мобилизовала весь свой потенциал, тогда как власть – просто поленилась или недооценила противника. Поэтому перед вторым туром ситуация была кардинально  иной – весь государственный аппарат включился в предвыборную кампанию с таким неистовством, как будто речь шла о конце света.

Активная телевизионная пропаганда, акции в поддержку власти со стороны ярых антимишистов, обличения преступлений прошлой власти  - реальных и вымышленных – в стократном размере, откровенное давление на сотрудников госслужб, откровенный подкуп болота – это лишь то, что происходило открыто, практически без маскировки.

Откровенных нарушений сугубо с процедурной точки зрения было немного  – фальсификации и подлог, возможно, имели место, однако все главное было сделано еще до голосования. Именно поэтому даже оппозиционный экзит-полл показал победу правительственного кандидата – подбрасывать бюллетени и жульничать при подсчете голосов практически не понадобилось.

Одним из решающих факторов, как и ожидалось, стали безграничные финансовые возможности главы партии, а неофициально – реального правителя страны, миллиардера Б. Иванишвили, который в разгар яростной кампании перед вторым туром сделал стране предложение, от которого она не смогла отказаться – покрыть безнадежные долги тем, кто занесен в черный список должников, и чей первоначальный долг составляет около 800 долларов.

С процентами речь шла о суммах долга, которые иногда вырастали до нескольких тысяч – в целом в программу списания долгов попали 600 000 человек. Конечно, многие из них на выборы не пошли, но часть все-таки пошла  - и понятно, что он  их голоса получил.

На победу во втором туре большое влияние оказала и тотальная мобилизация антимишистов - те, кто из ненависти к Мише готов был голосовать за кого угодно, но в первом туре поленился пойти на выборы, во втором туре пошли.

В итоге явка выросла с 46 до 56%, что и предопределило итоги президентских выборов – 60-40 в пользу кандидата от правящей партии.

Чего в этом результате больше  - мобилизации антимишистов, которые в последний момент активизировались, или грубого использования всей мощи государственного аппарата и финансовых возможностей богатейшего из грузин – сказать сложно. Наверное, и того,  и другого поровну. Очевидно лишь то, что Грузинская мечта одержала моральную победу, особо ценную в ситуации, когда она была на грани поражения.

Сейчас в политической жизни Грузии – небольшой тайм-аут – до 2020 года, когда состоятся настоящие – парламентские – выборы. Те самые, репетицией которых и были нынешние, президентские.

У власти и оппозиции – свои вызовы

Власть должна понять, что логика «Мы плохие, но они – хуже» - все еще работает, но уже намного меньше – она не помешала оппозиции улучшить свои результаты на 300 000 голосов. И чем дальше – тем меньше она будет работать. 

В свою очередь, оппозиция должна понять  - пора что-то менять и в себе – в противном случае  Нацдвижение так навсегда и останется главной оппозиционной партией, но никогда не станет партией власти.

Print version
EMAIL
previous KAZAKHSTAN: REVIEWING 2018, LOOKING TOWARD 2019 |
Ahmad Alili
ТЩЕТНЫЕ УСИЛИЯ |
Pavel Vitek
next
ARCHIVE
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2019
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.