ISSUE 2-2019
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Pavel Havlicek Michal Lebduska Bogdan Oleksyuk Bogdana Kostyuk
OUR ANALYSES
Otar Dovzhenko
REVIEW
Pavel Vitek
APROPOS
Maxim Rozumny


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
APROPOS
ВЫЗОВЫ ДЛЯ НОВОЙ УКРАИНСКОЙ ВЛАСТИ
By Maxim Rozumny | Researcher in politics, National Institute for Strategic Studies, Ukraine | Issue 2, 2019

В 2019 году в Украине прошла очередная смена власти. В этот раз отстранение от властных полномочий целой генерации политиков, доминировавших в политическом пространстве страны на протяжении последних 20 лет, прошло мирно и в рамках обычного избирательного процесса. Тем не менее, речь идет, возможно, о еще более кардинальных изменениях на политической арене, чем те, которые произошли в 2014-2015 годах.

Если тогда, на волне внутреннего кризиса и начала военного противостояния с Россией, одна часть украинского политикума получила решающее преимущество и реализовала важные шаги по защите независимости и евроатлантической интеграции, то итоги двух избирательных кампаний 2019 года не только свидетельствуют о смене приоритетов украинской политики, состава политической элиты, но меняют также саму политическую повестку и понимание роли государства в Украине.

Внушительную поддержку на президентских и парламентских выборах получил проект шоумена Владимира Зеленского «Слуга народа», построенный на моделировании политической реальности. Еще в 2015 году был дан старт медийной кампании, в центре которой был одноименный фильм, в котором главную роль сыграл нынешний глава украинского государства. По сюжету фильма простой учитель истории становится жертвой несправедливости со стороны властей, но сочувствие и поддержка граждан возносят его на пост президента.

В реальной жизни Владимир Зеленский не похож на простого учителя истории. Он  успешны бизнесмен и  на протяжении многих лет возглавляет один из самых популярных комедийных проектов постсоветской Украины «Квартал 95». В последние 15 лет юмористические шоу Зеленского и его коллег были, в основном, посвящены политической сатире. Главным объектом высмеивания были сначала президент Ющенко, потом президент Янукович, потом президент Порошенко. Можно сказать, что сатирические шоу Зеленского в значительной мере формировали мнение общества об украинской власти, и его вклад в критическое снижение доверия населения к политикуму был весьма значительным.

Убедительная победа на прошедших президентских и парламентских выборах стала как раз результатом своеобразной «зачистки» политического поля, осуществленной медийными средствами в Украине в последнее десятилетие. Этой цели служили многочисленные политические шоу (их формат был, в значительной мере, задан шоуменом Савиком Шустером), активности различных групп экспертов, журналистов, общественных лидеров, направленные на дискредитацию властей всех уровней, в том числе правоохранительной и судебной систем, администраций, местного самоуправления, государственных монополий.

Объективные основания для такой критики в Украине действительно существовали и продолжают существовать. Страна отстала в экономическом и социальном развитии уже не только от своих западных соседей, вступивших в НАТО и ЕС, но и от постсоветских стран, где победили различные авторитарные режимы. По уровню жизни, развитию инфраструктуры, социальным показателям Украина сегодня отстает почти от всех стран бывшего СССР, кроме Молдовы и некоторых бывших республик Центральной Азии. И это при том, что при распаде СССР потенциал развития Украины рассматривался как один из наиболее значительных, а близость к Европе, выгодное расположение на пересечении транспортных коммуникаций и высокая степень модернизации производства и социальной организации (в том числе квалифицированные кадры) давали очевидные преимущества.

По мнению многих обозревателей, реализовать возможности поступательного развития Украине не позволили несколько факторов: неэффективная система власти, ориентированная на получение коррупционной ренты, геополитическая и стратегическая неопределенность государственного курса, низкий уровень национальной идентификации и консолидации, а также деструктивное влияние бывшей метрополии РФ, которая не готова признать независимость Украины и на равных строить с ней партнерские отношения.

Потери территорий, внутриполитическая дестабилизация, продолжающееся давление со стороны России (не только военная угроза, но и экономические рычаги – поставки и транзит газа, торговая война, перекрытие путей поставки украинских товаров на традиционные рынки Центральной Азии и др.) привели к углублению кризиса. Украина продолжает показывать недостаточно высокий рост ВВП, ее финансовое положение критическим образом зависит от сотрудничества с МВФ, миллионы граждан выехали в поисках работы за рубеж, а демографическая ситуация является одной из худших в Европе.

Неудивительно, что в таких условиях критиковать власть и зарабатывать на этом политический капитал в Украине очень легко. Аккумулировать протестный потенциал и превратить его в голоса избирателей – это задача политических технологий.

Практически все участники предыдущих выборов (и президентских, и парламентских) выступили с позиции критики власти. Исключение составил только бывший президент Порошенко и его политическая сила «Европейская Солидарность», которые взяли на себя ответственность за прошедший после Майдана-2014 период и пытались представить его результаты в позитивном ключе.

Однако для большинства населения страны эти тезисы о достижениях власти звучали весьма неубедительно, особенно на фоне коррупционных скандалов и обвинений самого главы государства и его окружения в получении личной выгоды от своего статуса и кризиса, в котором оказалась Украина.

Порошенко является одним из наиболее состоятельных и влиятельных предпринимателей в Украине. Высший государственный пост дал ему важные преимущества в соперничестве с другими бизнес-империями, которыми он, очевидно, не преминул воспользоваться. Однако при этом бывший президент Украины действительно предпринял важные шаги по укреплению обороноспособности страны, ресурсному и организационному восстановлению системы государственной власти. Его активность на внешнеполитической арене и жесткая позиция в отношениях с Москвой позволили в сложных условиях сохранить западную поддержку и избежать откровенной капитуляции в войне на Донбассе.

Свою избирательную кампанию команда Порошенко построила на консервативной идеологической платформе, поставив во главу угла патриотические ценности и национальную идентичность («Армия, язык, вера» - основной лозунг кампании).

Тем не менее, запрос на обновление оказался намного сильнее рациональных аргументов и патриотического пафоса. Соотношение голосов избирателей во втором туре президентских выборов (73% против 24% в пользу Зеленского) показывает реальные ожидания украинского общества от политики и государства в нынешней ситуации.

Альтернатива предыдущему курсу, представленная в лице Владимира Зеленского, является весьма противоречивой. Позитивная часть его программы расплывчата и малоубедительна. Пакет реальных политических, социальных, экономических решений у новой власти отсутствует даже через 100 дней после избрания нового президента и победы его политической силы на парламентских выборах.

Такой вариант политического успеха стал возможным только на фоне тотальной информационной войны против предыдущей власти, которая велась в информационном пространстве Украины в предыдущие 2-3 года. Стейкхолдерами этого процесса выступили влиятельные административно-экономические группы, особенно те, которые в определенный момент были отстранены от выгодных связей с государственными предприятиями и лишены сверхприбылей от своего монопольного положения.

Главным противником Порошенко выступил Игорь Коломойский, предприниматель из Днепра, владеющий активами во многих отраслях экономики Украины (от нефтепереработки и ферросплавной металлургии до авиационного сообщения и курортного бизнеса). Лишенный при Порошенко собственности на крупнейший в Украине частный банк «Приватбанк» Коломойский вложил большие средства в дискредитацию власти, используя, в первую очередь, свои медийные ресурсы.

Подконтрольный олигарху популярный телеканал «1+1» в 2018-2019 гг. окончательно уничтожил авторитет власти в глазах миллионов телезрителей. Именно этот канал является связующим звеном между бизнес-империей Коломойского и новоизбранным президентом Зеленским. Эта связь имеет не только политическое, но и очевидное коммерческое содержание. Ведь Зеленский является продюсером и собственником авторских прав на целый ряд телевизионных и кинопроектов, связанных с телеканалом «1+1», помимо основного продукта - телевизионного шоу «Вечерний квартал».

Когда в новогоднюю ночь 2019 года вместо традиционного приветствия действующего президента страны канал «1+1» показал заявление Владимира Зеленского о своем решении баллотироваться на пост главы государства, это стало объявлением политической войны. Войны, в которой Зеленский и Коломойский безоговорочно победили.

Вместе с ними вероятными акционерами успеха новой власти стали также целый ряд украинских предпринимателей, которых принято называть олигархами. В первую очередь, это Виктор Пинчук, зять бывшего президента Леонида Кучмы, которого называют отцом-основателем нынешней олигархической модели власти, существующей в Украине.

Намерение «сломать систему» коррупционной власти и олигархической экономики, под которое Зеленский авансом получил поддержку украинского общества, выглядит совершенно невыполнимым. И дело не только в тесных связях новой власти со старыми олигархами, но и кадровая политика Зеленского. На ключевые посты в Администрации Президента (переименованной в Офис Президента) назначены либо партнеры по шоу-бизнесу, либо представители тех самых олигархических клиентел, которые правят Украиной уже более 20 лет.

Правая рука Владимира Зеленского – Андрей Богдан, адвокат, тесно интегрированный в теневые связи украинской политики и бизнеса. Олигарх Коломойский называет Богдана одним из своих «главных юристов». Нынешний глава Офиса президента Зеленского также имеет опыт работы в правительстве в качестве «уполномоченного по борьбе с коррупцией», а также баллотировался в народные депутаты от политической силы экс-президента Порошенко.

Другой топовый политик из окружения Зеленского – Дмитрий Разумков, сын покойного основателя ведущего аналитического центра Украины в сфере международных отношений и безопасности. Разумков возглавлял молодежное крыло правящей «Партии Регионов» при президенте Януковиче.

Собрание депутатов Верховного Совета Украины от партии «Слуга народа», проведенное с учебной целью накануне открытия работы парламента нового созыва, показало весьма разношерстное сообщество, для которого общим знаменателем, в большинстве случаев, есть только некомпетентность в вопросах государственного строительства и государственной политики. Мировоззренческие расхождения, сложная комбинация бизнес-интересов, различия в опыте и в ожиданиях от депутатской работы не позволяют прогнозировать сколько-нибудь целенаправленную работу этой политической силы в условиях реальной политики. Поэтому есть предположение, что данный ресурс (больше половины всего состава Верховного Совета) менеджеры «Слуги народа» попытаются использовать в качестве «машины для голосования» для поддержки принятых кулуарно решений.

Единственное, что пока отличает команду Зеленского от ее постмайданных предшественников, это крутой разворот от ценностей национальной идентичности к постсоветским культурным стандартам и идеологическим шаблонам. Если предыдущая команда взяла решительный курс на отмежевание от России и общего советского прошлого в пользу строительства национального государства (на основе собственной истории, языка, культурной самобытности), то окружение Зеленского чувствует себя наследником советской и общей имперской традиции. Спикеры новой власти демонстративно используют русский язык, критикуют усилия, направленные на утверждение самостоятельности Украинской православной церкви, поддерживают фобии, связанные с борьбой украинских националистов против советской власти во время Второй мировой войны и послевоенные годы.

В обществе, безусловно, есть запрос на такую позицию властей. Существует многочисленный слой обиженных и напуганных политикой «украинизации» и враждебной по отношению к России риторикой официального Киева. Кроме того, шестой год войны на востоке Украины порождает усталость общества и желание «решить вопрос» побыстрее. Все понимают, что это возможно только ценой уступок России в сфере государственного суверенитета, и обещание Зеленского «закончить войну» многими воспринималось как намерение подобные уступки совершить.

Однако, на самом деле, пространство для принятия собственных решений, которые бы кардинально изменили ситуацию в любой сфере государственной политики, у Владимира Зеленского и его команды весьма ограничено.

Намерение нового президента «встретиться с Путиным» и найти решение по Донбассу путем компромисса («сойтись где-то посредине»), высказанное им в предвыборный период, было либо сознательным обманом своего избирателя, либо свидетельством непростительной политической наивности.

Подобная наивность сопутствует практически всем политическим идеям и прожектам, озвученным в последний период командой Зеленского (создать двухпалатный парламент, увеличить зарплату учителей до $4 тыс., снизить коммунальные тарифы, создать новый всемирный русскоязычный телеканал и т.д.).

Тем не менее, определенные существенные сдвиги «электоральная революция» «Слуги народа» уже произвела, и не только во внутренней украинской политике, но и за ее пределами.

Можно предположить даже опосредованную, но, тем не менее, отчетливую связь между приходом к власти в Украине Зеленского и пробуждением протестной активности в России.

Аннексия Крыма и война на Донбассе в качестве кульминации проекта «вставания с колен» имперской России, как известно, позволила режиму Путина добиться феноменальных успехов в плане укрепления своей легитимности. Популярность Путина и доверие к власти достигли рекордных показателей именно в связи с патриотической мобилизацией российских масс, достигнутой при помощи информационно-пропагандистского сопровождения войны против «Майдана», а по сути – против Украины и ее независимости.

Избрание комика Зеленского, ментально и культурно близкого российскому обывателю, президентом страны, где, по убеждению россиян, «победила фашистская хунта», ломает шаблон восприятия не только внешнеполитических реалий, но и лишает действующую в РФ власть ореола борца против мирового зла. Это пока не меняет отношения к Украине и не отменяет решения по Крыму, но многое меняет в отношениях между народом и властью в самой России.

Теперь внутренние проблемы Российской Федерации, отсутствие политической конкуренции, коррупцию и монополизацию власти нельзя прикрыть внешней угрозой и мифическими «бандеровцами».

Кроме того, легкий и правовой путь смены власти в воюющей соседней Украине стал свидетельством того, что россияне лишены элементарных прав и свобод в своей собственной стране. Таким образом, в сознании российского общества произошел, под влиянием событий в Украине, весьма важный сдвиг в сторону актуализации внутренней политической повестки и десакрализации власти.

Для других внешних партнеров смена власти в Киеве также стала важным политическим сигналом. В Европе результаты выборов 2019 года воспринимаются как свидетельство демократичности украинского государства, а риторика нового руководства (равно как и минимальная поддержка избирателями радикальных правых сил) снимает подозрения в «национализме» и приверженности силовым методам в решении внутренних и внешних проблем. С таким руководством, по логике европейских либерально-демократических политиков, можно иметь дело.

Зеленский был сдержанно, но тепло принят во Франции и Германии. Готовится его визит в Соединенные Штаты.

Отношения нового руководителя Украины с Дональдом Трампом могут сложиться по-разному. С одной стороны, Зеленский представляет в Украине тот же тренд «замены старых политиков» и «разрушения системы», который  олицетворяет для США и всего мира сам Трамп. При этом, за новым президентом Украины не тянется явным образом шлейф сотрудничества с противниками Трампа – демократами и Соросом. Но,  с другой стороны, вряд ли Зеленский может быть полезен Трампу в качестве партнера для целей предвыборной кампании, стартовавшей в США. Разве что представителям нынешней Администрации Белого Дома удастся уговорить новое руководство Украины быть более сговорчивыми в достижении компромисса с Москвой. Тогда Трамп получит важный козырь для привлечения поддержки своего традиционного электората, которому он обещал дружбу с Путиным.

В самой Украине приход в исполнительную и законодательную власть новых людей будет связан с ломкой политической стилистики, расшатыванием институтов, но самое главное изменение – это та же самая десакрализация власти, которая делает первые робкие шаги в России, а в Украине уже подходит к своим граничным формам.

Зеленский – это синоним десакрализации и развенчивания любых атрибутов власти. Он последовательно разрушает все государственные ритуалы, начиная с новогоднего приветствия президента и заканчивая дипломатическим дресс-кодом. Его месседжи обществу – это селфи на парковке с шаурмой в окружении смеющихся друзей, которые, по какому-то стечению обстоятельств, стали государственными сановниками.

Будут ли атрибуты украинской государственности и традиционной идентичности разрушены «до основанья», и что возникнет на их месте, покажут следующие шаги нового президента. Но то, что в своем новаторстве он встретит жесткое неприятие части украинского общества, очевидно уже сегодня. И если превращение дебатов кандидатов в президенты в стадионное шоу было воспринято снисходительно, как удачный политтехнологический прием, то в вопросе проведения военного парада на День независимости 24 августа 2019 года Зеленский уже получил организованную альтернативу. А два парада  в День независимости – это уже свидетельство глубокого нездоровья общества и государства.

Итак, перед новой властью в Украине стоят весьма серьезные вызовы. Во-первых, нужно оправдать надежды на кардинальные изменения в стране, но при этом не допустить разрушения государственных институтов и решить проблему компетентности новых кадров. Во-вторых, на внешней арене необходимо показать отличие собственных подходов от политики Порошенко, но при этом не растерять достигнутого и не ухудшить позиции в отношениях с внешними партнерами. Нужно как-то заканчивать войну на Донбассе, но нельзя идти на уступки Путину.

При этом главный критерий, по которому будет судить Зеленского украинское общество – благосостояние средней украинской семьи. А здесь решительных изменений в лучшую сторону пока не предвидится. Увеличить бюджет, улучшить бизнес-климат, привлечь внешних инвесторов – общеизвестные рецепты оздоровления украинской экономики. Но они в корне противоречат интересам доминирующих бизнес-групп, которые, в свою очередь, сделали решающий вклад в ресурсное обеспечение предвыборной кампании Зеленского, и от которых команда нового президента зависит более, чем любая предыдущая власть в Украине.

Положение для триумфатора политического сезона-2019 в Украине выглядит однозначно проигрышным.  Но, как говорится, новичкам везет.

Print version
EMAIL
previous ПОЛЕЗНЫЙ КОРОТКИЙ КУРС ИСТОРИИ ВОСТОЧНОГО ПАРТНЕРСТВА |
Pavel Vitek
КАНЦЕЛЯРСКАЯ СТРУКТУРА |
Roman Temnikov
next
ARCHIVE
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2019
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.