ISSUE 1-2020
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Pavel Havlicek Aleksandr Morozov Ильгар Велизаде
OUR ANALYSES
Victor Zamyatin
REVIEW
Сергей Бондаренко
APROPOS
Павел Вензера


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
OUR ANALYSES
РОССИЙСКИЙ ВЕКТОР ПОЛИТИКИ ЗЕЛЕНСКОГО
By Victor Zamyatin | The Council for Foreign and Security Policy, Ukraine | Issue 1, 2020

Год тому назад в Украине произошло событие, которое дает основания считать его окончанием очередной, «пост-Майданной» фазы политического развития страны. Граждане на вполне открытых и демократичных выборах избрали главой государства телепродюсера и комического актера Владимира Зеленского, а вскоре, на внеочередных парламентских выборах доверили власть наспех сколоченной под его руководством партии, не имевшей ни определенной идеологии, ни видения модели развития страны. Это не могло не привести к зигзагообразному политическому курсу, проводимому новым государственным руководством, во всех сферах государственной политики.

За год, прошедший после утверждения нового государственного руководства, приходится констатировать, что ни президент, ни его окружение не смогли выработать хотя бы понимания приоритетов своей политики относительно России, с которой все еще продолжается война, которая все еще оккупирует Крым и части Донецкой и Луганской областей Украины и которая за год целенаправленно наращивала усилия по полному подчинению себе всей Украины.

Тем более нет оснований считать, что у президента Зеленского есть хотя бы минимальное понимание возможностей и средств по реинтеграции оккупированных регионов Украины, а тем более – модели окончания войны и развития отношений после достижения мира (как относительно общей тональности этих отношений, так и их наполнения, средств достижения желаемого результата).

«Российская» политика Зеленского и Порошенко: некоторые общие элементы

Собственно говоря, оценивая «российское» направление политики Украины в новых политических условиях, следует отметить, что в ней за минувший год не было ни очевидных успехов, ни очевидных провалов, ни положительных, с точки зрения национальных интересов, продвижений, ни столь же очевидных «откатов».

Можно обоснованно констатировать факт некоторой преемственности в способах проведения этой политики с предыдущим государственным руководством. Российское направление – полностью закрытое от общественности, фактически полностью ей неподконтрольное – это же можно было наблюдать и в исполнении президента Порошенко. Более того, в первые месяцы своей президентской каденции Порошенко, по всей видимости, искренне верил, что с Путиным удастся как-то договориться.

Некоторые ключевые исполнители при смене власти остались на своих местах (в частности, президентский советник Руслан Демченко, внесенный в России в «санкционный» список, но тем не менее эффективно работающий именно на российском направлении).

О каком-то моделировании возможных сценариев прекращения войны, или развитии отношений между двумя странами, во время каденции Порошенко, естественно, говорить не приходится. Можно лишь добавить, что в то время он был убежденным противником введения визового режима, и тем более – закрытия границы с Россией.

Порошенко не стал поручать российское направление Министерству иностранных дел, напротив, он стал если не единственным, то, безусловно, главным дипломатом страны на всех возможных направлениях. Разумеется, в силу этого он не мог не допускать ошибок (в т.ч. в отношениях с США и ЕС), но в целом его дипломатия была эффективной и настолько успешной, насколько это было возможно.

Порошенко вместе со страной пережил два тяжелых военных поражения Украины – Иловайск и Дебальцево, и тональность его высказываний в адрес Путина и России резко изменилась. Концептуально Россия для него стала страной-агрессором, а Путин – чуть ли не личным врагом. Нужно сказать, что это отнюдь не означало ни прекращения контактов, ни прекращения торговли. Но риторика может отражать желания, а реалии - оказываться сильнее их.

В любом случае, основным содержанием «российской» политики Украины в исполнении Порошенко стало стремление добиться наказания агрессора посредством политических и дипломатических средств и методов. Возникало сомнение – действительно ли он стремится к полному восстановлению территориальной целостности Украины, учитывая связанные с этим риски и угрозы? И естественно, речь не могла идти об уступках России, связанных с фактическим ограничением суверенитета и государственности (хотя именно это и содержится в Минских договоренностях[1], и именно этого добивалась и добивается Россия).

Во внутренней политике Порошенко обратился к теме отстраивания украинской национальной идентичности, отличной от российской (в основу президентской кампании Порошенко на выборах 2019 года была положена конструкция «армия, язык, вера»).

Порошенко был успешен в обеспечении международной поддержки Украины против России, ему удалось не допустить более чем реалистичного в 2014-2015 гг. сценария, при котором бы США, ЕС и Россия решили бы «украинский вопрос» без участия самой Украины.

На этом общее в российском направлении политики Украины при двух президентах, по всей видимости, заканчивается.

Дорога благих намерений

Зеленский начал свою президентскую кампанию с частого повтора простого тезиса: войну нужно заканчивать, люди не должны гибнуть, а пленных и заложников нужно вернуть домой. Он успешно попытался внушить гражданам, что война продолжается лишь потому, что она кому-то выгодна. Следовательно, сегодня в этом можно обвинить уже самого Зеленского: ведь война продолжается даже в условиях эпидемии, бойцы продолжают гибнуть на фронте, никаких оснований говорить о каком-то успешном военном, политическом, дипломатическом наступлении Украины нет.

Определенно о Зеленском можно сказать, что он, по всей видимости, действительно искренне хочет прекращения войны. Так же искренне он не понимает и, по всей видимости, не способен понять ни источников и причин этой войны, ни того, чем является современная Украина, и почему большинство ее населения категорически не согласно на мир на любых условиях. Он не принимает войны, боится ее, боится вооруженных людей – поэтому политика безопасности и обороны (конституционная обязанность президента) в исполнении Зеленского просто отсутствует.

За год создалось впечатление (нельзя исключать его возможной ошибочности), что для Зеленского чрезвычайно важен сам факт его общения с Путиным. Поэтому он столько усилий затратил для возрождения «нормандского» формата (переговоры президентов Украины и России в присутствии канцлера Германии и президента Франции).

Как и любой шоумен, он не просто привык к овациям, но впал в зависимость от них – и поэтому затратил столько усилий на возвращение заложников из России, не считаясь с ценой (а она оказалась крайне высока). Ведь еще во время президентской кампании кандидат Зеленский это обещал, обещал договориться с Россией «где-то посередине», а если понадобится – то и встать на колени перед Путиным для возвращения заложников.

Будучи абсолютно не подготовлен к политической деятельности, он явно не считает ее ни ценностью, ни необходимостью – и поэтому в начале своей каденции, летом 2019 года, легко смирился с фактическим поражением и Украины, и демократических принципов, и международного права, да и современной Европы в целом в эпизоде с возвращением полномочий российской делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы[2]. Такое начало создало угрозу, что яростно защищаемый президентом Порошенко принцип «ничего о нас без нас», благодаря бездействию (и недопониманию) президента Зеленского, будет перечеркнут и забыт. Первым сигналом к этому стала история с документом «12 шагов для большей безопасности Украины и евроатлантического пространства», опубликованным на официальном веб-сайте Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2020 года (об этом ниже).

Зеленский иногда говорит о том, что Минские договоренности потеряли смысл, но не указывает, что именно должно их заменить.

Наконец, недавний скандал вокруг готовности Зеленского создать в рамках «минского» формата некий «консультационный» совет с участием самозванных республик лишь подтверждает, что президент Украины, возможно, действительно преследует благие намерения, но в реальности не отдает себе отчета, о чем на самом деле идет речь.

При этом президент Зеленский принципиально избегает называть Россию страной-агрессором и в чем-то обвинять Путина[3]. Даже в президентском указе об учреждении дня сопротивления оккупации Автономной Республики Крым и города Севастополя удивительным образом нет ни единого упоминания о том, кто именно является оккупантом. Столь желанному для Зеленского мирному процессу препятствуют, срывают договоренности, нарушают Минские соглашения не российские войска (какими незаконные военные образования в Донецкой и Луганской областях являются с точки зрения организации, управления, обеспечения), а какие-то неизвестные формирования.

Нелишне будет напомнить, что если Порошенко лично разрабатывал и реализовывал свою политику, то Зеленский просто отдал «на откуп» практически всю политику – как внешнюю, так и внутреннюю – своему другу, кинопродюсеру Андрею Ермаку (действует в роли главы офиса президента, что не наделяет его конституционными полномочиями).

Партнером Ермака с российской стороны выступал вначале советник Путина Владислав Сурков, затем – вице-премьер российского правительства Дмитрий Козак, автор «мирного плана» в Приднестровье, который фактически ставит крест на европейских перспективах Молдовы и приводит ее к подчинению России.

Ермак, как и Зеленский, как, впрочем, и Янукович, и Путин, имеют как минимум одну общую черту: прекрасно поняв одну часть психологии украинского общества и более чем успешно на ней сыграв, они не понимают других ее составляющих, таких как интуитивное осознание общности, опасности, способность к самоорганизации и протесту. Насколько известно, в процессе переговоров между Ермаком и Козаком вообще не задействованы негосударственные эксперты, и минимальным образом – государственные (Совет национальной безопасности и обороны, Национальный институт стратегических исследований), содержание этих переговоров остается тайной даже для ключевых фигур новой политической элиты.

Существуют некоторые основания предполагать наличие определенных договоренностей между Ермаком и Козаком. Основная причина для таких предположений – твердая уверенность Зеленского в том, что он может добиться мира, и что мира так же хочет и Путин (о чем Зеленский уже не раз говорил в своих интервью)[4], учитывая, что сам по себе Зеленский не имеет ни малейшего влияния на процесс принятия решений в России, а следовательно – и на перспективы прекращения войны и заключения мира.

Некоторые факты, которые могут трактоваться как политика «соглашательства»

- назначение в октябре 2019 года шоумена Сивохо, популярного в 1990-е годы участника КВН, советником секретаря Совета национальной безопасности и обороны. Сивохо занимался исключительно разработкой так называемой «национальной платформы примирения и единства», практически полностью построенной на российских пропагандистских месседжах (нет войны Украины с Россией, войны желает только «партия войны» в Украине, народ Донбасса восстал против «бандеровцев», и др.). Против такой деятельности Сивохо протестовала не только оппозиция, но и патриотическая часть парламентской фракции правящей партии «Слуга народа», в результате Сивохо был отправлен в отставку;

- с осени 2019 года началась масштабная кампания по делегитимизации в общественном сознании Революции достоинства 2013-2014гг. и по дискредитации движения добровольцев и волонтеров, взявшего на себя ответственность по обороне страны в 2014г., пока армия воссоздавалась практически с нуля.

В качестве элементов этой кампании можно рассматривать неподтвержденные доказательствами подозрения добровольцу и певцу Антоненко, медику-волонтеру Кузьменко, фронтовому медику Дугарь, семье волонтеров Грищенко в убийстве журналиста Шеремета, абсурдное подозрение народному депутату Федыне и волонтеру Зверобой «за угрозы президенту», одиозное подозрение в убийстве человека одному из лидеров Революции достоинства и ветерану АТО Татьяне Чорновол.

Ранее проводилась кампания по дискредитации экс-президента Порошенко через надуманные вызовы на допросы в Государственное бюро расследований[5]. Имеются основания полагать, что основным организатором этих кампаний является одиозный деятель Портнов, заместитель главы администрации экс-президента Януковича, скрывавшийся в России и Австрии после победы Революции достоинства и вернувшийся в Украину с победой Зеленского на выборах.

Учитывая роль, которую Портнов играл в окружении сначала Тимошенко, затем Януковича, логично предположить, что он является одним из инструментов, с помощью которых Москва влияет на ситуацию в Украине при согласии Зеленского и его окружения. Портнов имеет определенное влияние на часть судебной системы, Государственное бюро расследований и органы прокуратуры.

- информационная политика ведущих телевизионных каналов. С момента инаугурации президента Зеленского (20 мая 2019 года) из выпусков новостей практически невозможно узнать, что страна находится в состоянии войны, кто является сторонами этой войны, что на фронте гибнут люди, и что эта война имеет затяжной характер, вызванный комплексом причин, в основе которых – стремление России (при любом ее государственном руководстве) сохранить максимально полный контроль над Украиной, и тем более – не допустить ее вступления в НАТО и Европейский Союз.

Война тщательно вытесняется из национального информационного пространства, а следовательно – из общественного восприятия реальности. В период с февраля 2020 ведущее место в информационном пространстве прочно заняла ситуация вокруг коронавируса covid-19.

- возвращение заложников. Обмены заложниками (с юридической точки зрения эти люди не являются военнопленными) и украинских политических заключенных из России в обмен на удерживаемых в Украине лиц, подозреваемых в совершении военных и иных преступлений против народа Украины стали безусловным пиком деятельности президента Зеленского. Состоялось уже три обмена с Россией – осенью 2019 г., накануне Нового года и перед Пасхой 2020 г. (рабочей группой по обмену руководил Ермак). 

В ходе этих обменов были возвращены из российских тюрем (в том числе в Донецкой и Луганской областях) такие известные узники, как режиссер Олег Сенцов, журналист Роман Сущенко, журналист Станислав Асеев, военные моряки, захваченные в плен в Керченском проливе.

Видимой ценой этих обменов стала выдача России таких лиц, как Цемах, который мог стать важным свидетелем в суде по делу о сбитом Россией в 2014 г. малазийском самолете[6], «беркутовцы», обвиняемые в расстрелах на Майдане в 2014 г. (не имеющие никакого отношения к войне Украины с Россией). Невидимой – готовность украинского руководства к сомнительным договоренностям с врагом.

Фактически Зеленский и его окружение в данном случае смирились с тем, что Кремль занимается «торговлей» заложниками, требуя от украинской власти выдать тех, кто нужен Москве во избежание международных санкций (как это было с моряками), судов (как это было с Цемахом). Зеленский с этим согласен, что он подтвердил, заявив, что готов отдать 100 «беркутовцев» за одного военного. Так как Украина в настоящее время, насколько известно, не имеет в своем распоряжении лиц, в возвращении которых был бы заинтересован Путин, то дальнейшее освобождение заложников, удерживаемых Россией и ее сателлитами может происходить только в обмен на серьезные политические уступки.

Например, отказ от европейской и евроатлантической интеграции, местные выборы на Донбассе без первоочередного вывода оккупационных войск, разоружения всех формирований, суда над виновными в сепаратизме, военных и других преступлениях, восстановления действия Конституции и законов Украины, установления полного контроля Украины над всей линией государственной границы.

- решение о разведении войск на трех участках – Станица Луганская (с открытием пешеходного моста), Богдановка и Петровское. Это решение Зеленского было одним из наиболее спорных, поскольку оно так и не привело ни к уменьшению количества и интенсивности вражеских обстрелов, ни к заметному продвижению к любому приемлемому для Украины результату (прекращение огня, начало мирных переговоров и т.д.)[7].

Генеральный штаб некоторое время даже отказывался публично признавать, что имели место очередные вражеские обстрелы, которые привели к ранениям и гибели украинских бойцов, а также провокационные обстрелы жилых кварталов. В январе 2020 г. было объявлено о подготовке разведения еще на трех участках, но далее этого сообщения события пока не развивались.

- возможность возобновления подачи воды в Крым. Крымская тема в риторике государственного руководства Украины во главе с Зеленским просто отсутствует. Зеленский еще в 2019 г. заявлял о разработке стратегии деоккупации Крыма, но с тех пор об этих разработках новостей не было. Однако в начале 2020 г. довольно неожиданно были сделаны несколько заявлений ключевых представителей правящих элит, в том числе – свеженазначенного премьер-министра Дениса Шмыгаля[8] о том, что, возможно, стоит рассмотреть вопрос возобновления подачи днепровской воды в Крым для поддержки находящихся там граждан Украины.

Синхронность этих заявлений не оставляет сомнений в том, что это была спланированная акция с тем, чтобы поставить общество перед фактом. Вряд ли стоит считать, что Путин отказался от этой идеи после того, как ее не восприняла большая часть украинского общества, и вряд ли стоит считать, что в этом случае, как и во многих других, Зеленский и Ермак будут руководствоваться интересами общества и государства.

- отсутствие концептуального видения развития ситуации, стратегии достижения целей, самоустранение президента от целенаправленной дипломатической и политической деятельности в вопросах защиты национальных интересов, достижения мира с Россией на условиях, приемлемых для украинского общества, наказания агрессора уже привело к таким казусам, как публикация на официальном веб-сайте Мюнхенской конференции по безопасности более чем спорного документа, имеющего название «12 шагов навстречу большей безопасности в Украине и евроатлантическом регионе». Этот документ был создан и представлен организациями Euro-Atlantic Security Leadership Group, European Leadership Network и Nuclear Threat Initiative[9].

Примечательно в этом документе как то, что он создавался в сотрудничестве с Российским советом по международным делам, так и то, что он полностью исходит из российской картины войны на Востоке Украины. Предлагает, среди прочего (вполне разумных вещей, таких, как разминирование), отменить санкции против России, допустить Россию к восстановлению Донбасса, обсуждать процесс создания украинской идентичности с ее соседними странами (что в любом случае нонсенс), восстановить торговлю между Украиной и Россией на принципах ВТО, определить приоритетные направления сближения Украины и России. Документ ничего не говорит об ответственности России за развязывание войны и ни слова не говорит о проблеме аннексии Крыма и Севастополя.

Заслуживает внимания факт, что документ был обнародован на официальной странице Мюнхенской конференции, не будучи ее официальным документом, так и то, что его подписал глава конференции Ишингер. Документ был опубликован перед выступлением президента Украины Зеленского и вызвал немедленную негативную реакцию как в Украине, так и со стороны авторитетных международных экспертов. Судя по всему, это была не последняя попытка решить проблему войны за счет интересов Украины, при этом выведя Россию из-под ответственности.

- скандал вокруг так называемого «Консультационного совета» с представителями «ДНР» и «ЛНР», создание которого предварительно согласовали Ермак и Козак на заседании трехсторонней контактной группы в Минске 11 марта 2020 г.[10] Если бы такой орган был создан, это бы означало, что Украина выполнила одно из основных требований Москвы: начать прямые переговоры с «республиками», тем самым признав, что война имеет характер внутриукраинского конфликта, и Россия в этом случае выступает только в качестве наблюдателя и посредника. Такое решение (на что Ермак не мог иметь никаких формальных полномочий) вызвало скандал как вцелом в украинском обществе, так и в среде правящих групп.

В результате «консультационный совет» так и не был создан из-за позиции Германии, но нет никаких свидетельств относительно того, что в президентском окружении отказались от этой идеи (и Зеленский, и Ермак пытались довольно неуклюже объяснять, что само по себе решение не имеет никаких юридических обязательств). Уместно вспомнить, что еще осенью 2019 г. тогдашний министр иностранных дел Украины Пристайко заявил, что согласовал имплементацию так называемой «формулы Штайнмайера» (что предусматривает возможность проведения выборов в оккупированных районах до решения вопросов безопасности и восстановления контроля Украины над границей), и что такие обязательства на себя принимало еще предыдущее руководство Украины (что неправда).

Вместе с дискуссией о возможности подачи воды в Крым (и готовностью Зеленского и Ермака смириться с аннексией Крыма) это свидетельствует, как минимум, об отсутствии системной политики, стратегического анализа и даже тактического моделирования ситуации. Скорее всего, речь в данном случае идет не так о возможном предательстве со стороны президентского окружения, как об ошибочном способе определения целей и пути их достижения.

С другой стороны, не случайно то, что министр иностранных дел России Лавров хвалит Зеленского за стремление к миру и Ермака за достигнутый прогресс на минских переговорах, но при этом требует от Украины «честно, полноценно и добросовестно» выполнить достигнутые в Париже договоренности[11]. Лавров при этом указывает, что Зеленскому «мешают» продвигаться к миру. Ранее, в 2014-2015 гг. в Москве хвалили Порошенко, но ругали «партию войны».

- решение о возможности экспорта российской электроэнергии (пролоббированное «олигархом» Коломойским) осенью 2019г.[12]. было принято явно в интересах России, как и подготовка к неосуществленному возвращению «Газпрома» на украинский рынок. Впоследствии была внесена поправка в закон, формально отменяющая это решение, но оставляющая «лазейки».

- православная церковь Московского патриархата демонстративно и безнаказанно отказалась придерживаться мер по противодействию распространению коронавируса[13]. Тем самым управляемая из Москвы церковь показала, что в глазах значительной части общества имеет больший авторитет и большую степень влияния на ситуацию, чем президент. Во время президентской каденции Порошенко эта церковь вела себя несколько осторожнее. Возможно стоит напомнить, что эта церковь не признает термина «российская агрессия против Украины», исповедует принцип необходимости безотлагательного примирения Украины с Россией. Она стала довольно активным инструментом России в ее политике «принуждения к братству» Украины (как не столь давно высказался скандальный Сурков).

Действительно ли произошел разворот?

Стоит ли утверждать, что Украина после смены власти полностью изменила векторы своей государственной политики и, как минимум, настроена на капитуляцию перед Россией? Вряд ли. По всей видимости, стоит говорить о том, что разные властные группы и институты реализуют различные подходы. Да, для Зеленского единственный приоритет и единственное, что он смог бы продемонстрировать тем, кто за него проголосовал – это прекращение войны. О «соглашательском» (но пока не однозначно капитулянтском) подходе Ермака уже говорилось. Этот подход основан на двух исходных позициях:

  • полное отсутствие не только стратегии, но и понимания, для чего она нужна;
  • перевод государственной политики в плоскость решения отдельных задач тактического уровня.

Такой подход, безусловно, несет в себе множество угроз и рисков, поскольку российская политика в отношении Украины как раз основывается на определенной стратегии и ее целенаправленной реализации. Правда, эта политика не учитывает таких элементов, как состояние общества и его настроения, возможность протеста (на самом деле, оба украинских Майдана были направлены, в первую очередь, против российского доминирования), а также других, не менее важных факторов. Таким фактором, в частности, стала эпидемия коронавируса, которая спровоцировала ускорение глобальных циклических экономических кризисов, отразившихся на падении мировых цен на нефть, а следовательно - и на сокращении возможностей Москвы.

Украина не смогла создать институционально сильное государство – не в последнюю очередь благодаря активному противодействию со стороны России и ее марионеток. Однако Путин в очередной раз недооценил стойкость украинского общества – и возможно поэтому «нормандская» встреча Зеленского и Путина в декабре 2019 г. в Париже с точки зрения ее влияния на общий процесс была безрезультатной. Зеленский не пошел на стратегические уступки, которых ожидали в России (правда, по информации ОБСЕ, именно тогда была достигнута договоренность о создании уже упоминавшегося консультативного совета).

Если судить о других аспектах украинской политики, то она, безусловно, будет выглядеть хаотичной, лишенной понятного единого стержня, с единой целью – удержать еще какое-то время при власти Зеленского и партию «Слуга народа». Однако при этом представителем Украины при Совете Европы назначен патриарх украинской дипломатии Борис Тарасюк, одно упоминание имени которого вызывает в Москве неприятие. МИД активно использует международные возможности (ООН, ОБСЕ) не только для демонстрации неизменности прежней, «порошенковской» позиции, но и для продвижения резолюций, в основе идеологии которых требования деоккупации Донбасса и Крыма и фиксация нарушения прав человека Россией как в Крыму, так и на Донбассе.

Новосозданное министерство по делам реинтеграции временно оккупированных территорий разрабатывает планы реинтеграции как Донбасса, так и Крыма, за что веб-сайт этого министерства удостоился чести быть запрещенным в России.

Сообщается о задержании завербованного российской ФСБ генерала СБУ Шайтанова[14] – следовательно, оперативная работа против России отнюдь не прекращается.

Иными словами, надежды та то, что Зеленский развернет курс страны, не оправдались. Однако и вероятность того, что он будет вынужден обратиться к России за помощью, достаточно высока и со временем не уменьшается. Как можно понять из последних внутриполитических событий в Украине, позиции Зеленского в отношении других акторов украинской политики слабы, и обычного лавирования для того, чтобы удержаться при власти, уже становится недостаточно. Скорее всего, уже к осени его авторитет в глазах как «олигархов», так и региональных элит будет более чем невысоким, а возможности для сотрудничества с «проевропейской» оппозицией он не видит сам.


[1] Протокол по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы, https://www.osce.org/ru/home/123258?download=true,

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений, https://www.osce.org/ru/cio/140221?download=true

[2] См., например, ПАСЕ подтвердила полномочия российских делегатов. Они окончательно вернулись в совет. Веб-сайт Русской службы Би-Би-Си, https://www.bbc.com/russian/news-48773218. Решение о восстановлении полномочий российской делегации было принято без выполнения Россией условий, из-за которых были введены санкции (прежде всего, аннексия Крыма и война на востоке Украины).

[3] См., например, Зеленский на нормандской встрече так и не назвал Россию агрессором - Климпуш-Цинцадзе, https://prm.ua/ru/zelenskiy-na-normandskoy-vstrechi-tak-i-ne-nazval-rossiyu-agressorom-klimpush-tsintsadze/

[4] В частности, в интервью агентству Интерфакс-Украина Зеленский говорил: «Вопреки всем данным разведки, мне кажется, что он меня понял. И он понимает, что надо закончить эту войну», https://interfax.com.ua/news/interview/640621.html

[5] 13 дел: В ГБР отчитались о расследованиях по Порошенко, https://www.pravda.com.ua/rus/news/2019/11/20/7232530/

[6] См., в частности, Цемах рассказал, что ему предлагали гражданство Нидерландов в обмен на показания. Интернет-издание Левый берег, https://lb.ua/society/2019/11/01/441222_tsemah_rasskazal_predlagali.html

[7] Разведение у Золотого начали, несмотря на нарушение режима тишины. Интернет-издание Украинская правда, https://www.pravda.com.ua/rus/news/2019/10/29/7230411/

[8] Шмыгаль о воде в Крым: надо подавать, потому что там живут украинцы. Украинская правда, https://www.pravda.com.ua/rus/news/2020/03/6/7242698/

[9] EASLG: Twelve Steps Toward Greater Security in Ukraine and the Euro-Atlantic Region, https://www.europeanleadershipnetwork.org/group-statement/easlg-twelve-steps-toward-greater-security-in-ukraine-and-the-euro-atlantic-region/

[10] См. Новые минские протоколы. Документ, газета Зеркало Недели, https://zn.ua/POLITICS/novye-minskie-protokoly-dokument-347861_.html

[11] Проведение нового саммита "нормандской четверки" зависит от реализаций решений, принятых в декабре в Париже – Лавров. Интерфакс-Украина, https://interfax.com.ua/news/political/657820.html

[12] См. Герус – манипулятор, распиаренный им законопроект 2233 сохраняет импорт электроэнергии из России, — эксперт, газета Факты и комментарии, https://fakty.ua/327014-gerus-manipulyator-raspiarennyj-im-zakonoproekt-2233-sohranyaet-import-elektroenergii-iz-rossii---ekspert

[13] Управляющий делами УПЦ предложил всем желающим получить Благодатный огонь в Свято-Воскресенском храме. Синодальный информационно-просветительский отдел УПЦ, https://news.church.ua/2020/04/18/upravlyayushhij-delami-upc-predlozhil-vsem-zhelayushhim-poluchit-blagodatnyj-ogon-v-svyato-voskresenskom-xrame/?lang=ru

[14] См. СБУ разоблачила в своих рядах генерал-майора, который работал на ФСБ. Агентство Укринформ, https://www.ukrinform.ru/rubric-society/3005435-sbu-razoblacila-v-svoih-radah-generalmajora-kotoryj-rabotal-na-fsb.html

 

 

Print version
EMAIL
previous АЗЕРБАЙДЖАН: НЕОБЫЧНЫЕ ВЫБОРЫ |
Ильгар Велизаде
ИЗ БИБЛИОТЕКИ МЕЖДУНАРОДНОГО МЕМОРИАЛА |
Сергей Бондаренко
next
ARCHIVE
2020  1 2 3 4
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
RSS
  © 2008-2020
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.