ISSUE 2-2018
INTERVIEW
Роман Темников
STUDIES
Владимир Воронов Radko Mokryk Jakub Csabay Рафик Исмаилов
OUR ANALYSES
Ярослав Шимов Михаил Ведерников
REVIEW
Рафик Исмаилов
APROPOS
Владимир Сергийчук


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
ИНСТРУМЕНТЫ РОССИЙСКОЙ ПРОПАГАНДЫ: СТАРЫЕ ПЕСНИ НА НОВЫЙ ЛАД
By Дмитрий Дубов | доктор политических наук, Национальный институт стратегических исследований, Украина | Issue 2, 2018

Несмотря на, казалось бы, масштабные разоблачения российской пропаганды как отдельными авторами[1], так и целыми коллективами исследователей[2], несмотря на постоянно принимаемые решения о «противодействии» российской пропаганде (РП), мы продолжаем сталкиваться с этим феноменом практически в тех же масштабах, что и раньше. Робкие попытки оказывать противодействие (вроде истории с недопуском журналистов Sputnik и RT на встречу министров иностранных дел ЕС, проходившую в Эстонии)[3] выглядят откровенно эпизодично и вызывают общественную реакцию в духе: «Ну надо же – неужели хоть кто-то смог что-то сделать»!

Впрочем, судя по уже осуществленным масштабным исследованиям и общему дискурсу относительно поиска Западом механизмов противодействия РП, большая их часть зиждется на нескольких ошибках стратегического характера, которые не позволяют, с одной стороны, оценить реальный масштаб российской информационной деструктивной деятельности, а с другой, иметь смелость принимать решения в соответствии с этим осознанием:

  1. Запад явно акцентирует свое внимание в анализе РП на двух ключевых внешнеполитических каналах доставки российской дезинформации к зарубежным аудиториям - Sputnik и RT. Между тем, хотя они постоянно находятся под светом «антипропагандистских софитов»[4], их реальная составляющая в общем успехе РП не столь значительна, как это представляется.
  2. Кремль не создал практически ничего нового в сфере методики распространения своей пропаганды по сравнению с тем, что использовал во времена холодной войны – многие из нынешних пропагандистских компаний Москвы делаются по лекалам и принципам, изложенным еще в методических пособиях по спецпропаганде 60-70-х годов 20-го столетия[5].
  3. Видимая часть «айсберга РП» (Sputnik, RT, кибератаки и использование соцсетей) куда меньше той планомерной и масштабной «подводной части», которая почти[6] не привлекает внимания общественности: работа с экспертным мнением, работа с иностранной молодежью, восстановление сети организаций прикрытия, развертывание «культурных центров» в западных странах, вовлечение в свои компании западных же артистов, художников и режиссеров.
  4. Российская пропагандистская машина сильна не обилием инструментов донесения (почти любое достаточно развитое экономически государство могло бы, при желании, создать почти аналогичную модель распространения), а двумя элементами – отработанной схемой создания нарративов и бесперебойной координацией работы структур, отвечающих за их внедрение.

Последнее, пожалуй, наиболее важное во всей системе нынешней РП. Сложно не признать, что авторитарная модель управления имеет одно явное преимущество, которым не обладает ни одна демократическая система, – эффективная координация работы разных ведомств. Это кажется не критичным, когда та или иная задача касается зоны ответственности лишь одной структуры, но становится очень важным, когда мы говорим о масштабных компаниях, требующих вовлечения значительных ресурсов и скоординированности действий. Во многих демократических государствах характер межведомственных отношений крайне непрост – проблемы координации постоянно находятся на повестке дня. Межведомственные склоки, нежелание сотрудничать, забюрократизированность отношений, иногда даже тихий саботаж распоряжений – этo та реальность, в которой вынуждены существовать демократические правительства. И хотя авторитарные государства также имеют собственное измерение этой проблемы, но она носит совершенно иной характер – там это - борьба за внимание бессменного лидера, ибо лишь от него зависит «жизнь и счастье» руководителей этих структур. И если он отдает указание, то остальным участникам обычно не приходит в голову,  как бы его не выполнять, или как максимально усложнить этот процесс длительной межведомственной перепиской – решения принимаются значительно быстрее и оперативное, а контроль выполнения также  осуществляется на качественно другом уровне.

В случае с Россией и ее пропагандой такой координационной структурой является Администрация Президента, которая часто не воспринимает федеральные ведомства (МИД, ФСБ, МО и прочие) как самостоятельных игроков, с собственными желаниями и интересами по части внешнеполитических акций – это «пальцы» единой «руки», коей является АП РФ. Отсюда иное качество планирования и реализации пропагандистских операций. Особенно учитывая,  что делают это, в основном, выходцы из спецслужб (как метко подметил когда-то Ион Пачепа «Во времена „холодной войны“ КГБ был государством в государстве. Теперь же КГБ, переименованный в ФСБ, сам является  государством»[7]), которые хорошо понимают, что можно требовать от разведструктур, и какие инструменты могут быть задействованы для реализации РП.

В противовес этому демократические государства находятся в более сложной ситуации, оказываясь под естественным давлением общественного мнения, необходимостью соревноваться на выборах и искать компромисс с политическими оппонентами. В таких условиях качество межведомственной координации часто оставляет желать лучшего, и даже превосходство в ресурсах над противником не позволяет преодолеть этот разрыв.

По сути, мы наблюдаем реализацию на практике классической формулы «система/порядок бьет класс»  - на стороне Запада явно превосходящие ресурсы - огромный опыт информационной работы, но перед высокоорганизованной российской системой и некоторыми ценностными ограничениями демократических стран все это оказывается почти бесполезно. Попытки же Запада создать собственную эффективную координацию в рамках системы «стратегических коммуникаций», откровенно говоря, не особо успешны - пока дело не продвигается дальше общих заявлений и принятия достаточно общих Планов действий[8], но при этом наблюдаются постоянные сложности с их финансированием.

Отсюда и эффективность внедрения российских нарративов. Безусловно, Запад имеет и необходимые знания, и необходимые возможности создания собственных позитивных нарративов, но именно потеря системности в их внедрении стала причиной постепенного проигрыша, который наблюдается в противостоянии с РП.

Именно системность позволила РП частично уйти от моделей пропаганды 20-го столетия, трансформироваться и стать эффективной в условиях информационного плюрализма. Если традиционной информационной деятельности требуется работать с большими темами, с доказательной базой, с макрособытиями и их комментированием, то РП пошла другим путем: выбрав несколько приоритетных и простых идей (вроде «загнивающая Европа», «империалисты из США» или «хунта в Украине») , они не пытаются действительно продемонстрировать это на примере масштабной доказательной базы – они выискивают любые мелкие события, которые могли бы подтвердить макроисторию, и раздувают их до доминирующей повестки дня. В таких условиях главным информационным инструментом становится прямое или косвенное «обобщение». Дело «девочки Лизы»[9] - классический тому пример: крайне туманная и периферийная история была раздута до масштаба международного скандала и вовлекла топ-чиновников Германии[10] и РФ[11].

Иной пример: короткие видео (чаще всего, с весьма провокационным описанием), где якобы представитель ближневосточной этнической группы бьет женщину/ребенка[12], с очевидной навязываемой мыслью - «Это стандартная ситуация в Европе». Именно контекст и подводка становятся самым главным методом РП. В наиболее гротескном виде эта же практика «обобщений» и готовности увидеть новость в определенном контексте проявилась в известной истории с фотографией салона автобуса, спинки которого некоторые пользователи приняли за женщин в парандже[13].

Именно на раскручивание таких сюжетов и направлен весь ресурс Sputnik и RT: главное - снять сюжет, правильно его подать и разогнать через собственную сеть и партнерские структуры. Работа однообразная, но зато исправно поставляющая «видео-доказательства» в поддержку основного нарратива. Впрочем, преувеличивать значение именно Sputnik и RT не стoит – они лишь один из механизмов (кстати, не особо гибких и уязвимых, что показала история с признанием их «иностранными агентами») пропагандистской машины, ориентированной не столько на убеждение новых людей, сколько на поддержку пророссийских убеждений определенных групп. Но эти каналы почти не способны выполнить наиболее важное – расширить аудиторию, на которую потом будут выливаться все эти потоки «доказательств».

Эту вторую задачу (вкупе со скрытым влиянием на общественное мнение) выполняют совсем другие инструменты, на которые внимание чаще обращают лишь контрразведывательные органы: пока азартно считают,  сколько в тот или иной год Россия тратит на содержание своих иновещателей, почти вне поля зрения остаются другие, знакомые еще по холодной войне, механизмы работы с общественным мнением, утверждением своих фейков и нарративов.

Прежде всего, с середины 2000-х годов, Россия начала восстанавливать сети разнообразных «обществ дружбы». Как грибы после дождя стали появляться (или возобновлять свою работу) всяческие «Ассоциация дружбы Италия-Россия»[14], «Общество дружбы «Россия-Испания»[15] и т.д. Цель этих структур – прямая работа с целевыми аудиториями, создание видимости «общественной поддержки» российских инициатив или их оценок событий, давление на политическое руководство своих стран со стороны «общественности». Они проводят пресс-конференции, митинги, пикеты, выступают с заявлениями, устанавливают контакты и легализуют представителей «ДНР» и «ЛНР» (заключая с ними «договоры  о сотрудничестве»)[16], к ним с дружественными визитами ездят представители «ДНР/ЛНР» и функционеры с российской стороны (с высокой долей вероятности – не просто «энтузиасты-общественники», а представители российских спецслужб) и многое другое. Нельзя сказать, что эта деятельность имеет «прорывной» характер, но она постепенно и методично формирует общее поле восприятия, а принимающие  участие в этих движениях люди имеют возможность распространять свою позицию на местах, агитировать, не привлекая повышенного внимания контрразведывательных органов, вести агитацию там, куда на Западе российской власти добраться сложно – в ВУЗах, в среде рабочих и мигрантов.

Этой деятельности способствует продолжающая развертываться сеть разнообразных «культурных центров» под кураторством Россотрудничества[17] и представительств РПЦ[18]. В нормальных условиях задача подобных структур – реализовывать публичную дипломатию и культурные акции в интересах своей страны. Однако стандартный подход Кремля ко всем своим ресурсам как инструментам «двойного назначения» реализуется и тут: эти организации выступают координирующими центрами для местных сетей пророссийских структур, организовывают культурные и информационные акции в поддержку ключевых приоритетов внешней политики Москвы (оправдание аннексии Крыма, поддержка писателей и режиссеров, которые готовы доказывать тезис о «загнивании Запада», очернение Украины и стран пребывания этих «центров»).

Важным сопутствующим инструментом деятельности «культурных центров» является активная работа псевдо-неправительственных организаций, которые,  с одной стороны,  работают по широкому кругу тем, а с другой – являются  прикрытием российских разведструктур и инструментом сбора разведывательной информации, вербовки агентов или использования самых разных людей «в темную».

Классические примеры: Фонд «Русский мир»,  созданный Указом В.Путина,  официальной задачей которого является «популяризация русского языка» и «поддержка программ изучения русского языка в Российской Федерации и за рубежом», или «Фонд поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова» (учрежден МИД РФ), или «Фонд исторической перспективы» (созданный в 2004 году Натальей Нарочницкой с двумя филиалами в Париже и Нью-Йорке), или «Фонд стратегической культуры» (развернул широкую пропагандистскую сеть в США, Канаде и на Балканах).

Но это лишь отдельные случаи – эта сеть значительно больше: Российский совет по международным делам, Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом и многие другие. Все эти организации активно представляют российскую позицию на Западе, ведут агрессивную антизападную пропаганду и обеспечивают российских разведчиков надежными «легендами» для работы «в поле».

Эти же структуры часто вовлечены и в еще одно важнейшее направление – работа с западными экспертными структурами. Не имея часто возможности напрямую влиять на принятие решений (оставляем за скобками сейчас формы прямого подкупа вроде истории с Г. Шредером), Москва, как и в годы холодной войны, идет путем работы с экспертами и продвигает свою повестку дня по этой линии. Вариативность действий огромна: двусторонние визиты сотрудников аналитических центров друг к другу, выступления перед сотрудниками аналитических или научных структур с тематическими докладами, формирование совместных рабочих групп (классический пример – «группа Бойсто»[19]) для поиска якобы «точек соприкосновения», проведение научных конференций на Западе при масштабном участии российских ученых и экспертов (и использование этих мероприятий для пропагандистской деятельности), лоббирование выступлений перед сотрудниками аналитических центров западных же экспертов, но имеющих четкую пророссийскую позицию, создание собственных квазианалитических центров на Западе и многое другое.

Традиционно продолжается работа в международных организациях,  и прежде всего - в ООН и ОБСЕ. Эта практика никогда не прерывалась со времен холодной войны, но после начала агрессии против Украины особенно обострилась и расширилась. Представители России пытаются влиять на работу сотрудников организаций, коррумпировать их членов (нюансы скандала, связанного с делом Президента Парламентской ассамблеи Совета Европы Педро Аграмунтом и «российскими деньгами», еще свежи в памяти[20]), поддерживать тех, кто занимает выгодную для России позицию по отношению к отдельным странам. Впрочем, в работе с этими структурами Россия чаще, чем в иных случаях, использует прямой подкуп – взятки, дорогие подарки, помощь в перелетах и PRакциях.

Особенно проблемной становится ситуация с ОБСЕ, которую Россия активно использует как площадку для своего PRа, агрессивного продвижения своих нарративов[21], легализации представителей оккупированных территорий как полноправных участников дискуссий. Пока это получается не в полной мере[22], но попытки не прекращаются. В т.ч., через разнообразные «примирительные» проекты (вроде «Две страны – одна профессия»[23]).

Еще один фронт – «деятели культуры», но не российской, а западной. Россия всегда масштабно и эффектно популяризировала любые контакты западных звезд (даже изрядно «потускневших») с российской властью и в дальнейшем капитализировала это в крупные пропагандистские акции. Из  того, что можно вспомнить только за последнее время: принятие гражданства Ж.Депардье (правда, постарались не привлекать внимание к тому, как быстро он сбежал), визиты кинозвезд 90-х (С.Сигала, Ж.-К. Ван Дамма), визиты режиссера О.Стоуна и его встреча с В.Путиным (с появлением в дальнейшем фильма «Интервью с Путиным»[24]), смена гражданства на российское спортсменами из западных стран[25] (например, принятие гражданства боксером Рой Джонсом-младшим[26]). Впрочем, следует признать, что эти истории со сменой гражданства и «бегством в Россию» (например, как в случае с Э.Сноуденом) сильно отдают постсоветской символической травмой, когда Запад активно эксплуатировал неоднократные «побеги» советских граждан из «самой свободной страны» - теперь Москва пытается отыграться.

Именно это и формирует тот стратегический фон, который обеспечивает готовность аудиторий принимать российскую пропагандистскую позицию. Если бы не эта масштабная, но не всегда заметная работа, эффективность ключевых российских иновещателей была бы минимальна и ограничивалась глубоко маргинальной публикой (справедливости ради, стоит сказать, что во многом это так и есть, а показатели «эффективности» RT уже давно вызывают вопросы у экспертов[27]).

Социальные кибератаки (те, главная цель которых социально-политическая дестабилизация, а не вред функционированию систем) – лишь вспомогательный инструмент, который точечно решает разовые задачи. И то – эффективность его явно преувеличена. Все ключевые соцсети заявили[28] о том, что Россия проплачивала рекламу,  и что эта реклама носила политический характер, однако пока никто так и не смог точно доказать, в каком объеме это действительно влияло на решение американцев (есть мнение, что незначительно[29]).

Рискнем предположить – никто и не докажет, поскольку каждый конкретный инструмент РП не дает радикального эффекта. Ценностью (а равно – главной опасностью) здесь является именно комплексность и системность деятельности. Когда финальный эффект взаимодействия частей значительно выше, чем простая их сумма.

Отсюда и основная проблема реагирования на РП. Почему сейчас большая часть антипропагандистских усилий сосредоточена на российских иновещателях? Они заметны. Они понятны. Они – как опасно выглядящая верхушка айсберга, которая отвлекает внимание от остальных 90%. Но даже с ними постоянно возникает вопрос: «Что делать?». Большинство демократических стран пасуют перед проблемой, поскольку приставка «СМИ» возле всех этих пропагандистских ресурсов действует на них гипнотически, внося когнитивный диссонанс в реакции. Очевидная деструктивная работа подобных «информационных служб» России упирается в базовый принцип демократии – плюрализм мнений и уважение к СМИ как «сторожевым псам» любого демократического режима. Можно констатировать, что почти три года (если начинать отсчитывать от 2014 года) ушло на то, чтобы европейцы начали свыкаться с мыслью, что когда речь заходит о RT или Sputnik, то понятия «СМИ», «журналисты» или «журналистские стандарты» к ним не применимы (зато вполне можно говорить о них как о «псевдоновостных агентствах»[30]). Но вот на то, чтобы  сделать следующий логичный шаг, психологической готовности пока не хватает. Лишь отдельные страны оказываются готовыми противодействовать этой деструктивной активности, однако тоже – в весьма узком спектре решений.

Следует понимать, что в рамках логики борьбы с РП абсолютно неконструктивно думать о том, что победить ее можно,  рационально объясняя людям что происходит, разоблачая фейки и доказывая, что оппонент соврал. Практика последнего десятилетия показывает, что людям не интересны разоблачения, они готовы верить фейкам[31], а «логос» не побивает «пафос». Западным интеллектуалам, которые и сегодня еще думают о человеке в категории «рациональности» и «экономической обоснованности» , принять эту реальность сложно (хотя последняя Нобелевская премия по экономике за «поведенческую экономику» практически опровергает сугубо «рационалистическое» восприятие человека). Они видят ее воочию, но все еще не готовы признать, что именно это – реальность, что человек не собирается принимать решения исходя из объективной оценки ситуации или явления. Зато он с удовольствием отдастся во власть темных архетипических образов, выбирая «простые», а не «правильные» решения.

Но даже если предположить, что политические элиты западных стран окажутся готовы принимать принципиальные решения касательно RT или Sputnik’а, то без комплексного противодействия на остальных фронтах это будет лишь отнимать силы, вызывать бурные дискуссии (активно поддерживаемые этими же пропагандистскими каналами), но не приводить к желаемому результату.

Мы все должны признать, что сегодня находимся в самом разгаре новой холодной войны, где информационная составляющая стала еще более значимой, чем в предыдущей. Мы были втянуты в нее постепенно и не всегда заметно, что позволило противнику нарастить преимущество – он годами выстраивал свою систему и наращивал «информационные мускулы». Точно так же стоит признать, что мы вряд ли сможем повлиять на ключевую и наиболее опасную способность нашего противника – быстро принимать решения и достаточно эффективно проводить их в жизнь. Что мы можем – атаковать инструменты, атаковать все то, через что оппонент реализует свои акции.

И, к сожалению, тут нам во многом не удастся избежать ограничительных мер. И эти меры будут выглядеть очень неприглядно с позиций либерально-демократичной парадигмы: радикальное прекращение вещания российских иновещателей (вплоть до отказа предоставлять им спутниковый ресурс), усиление  контроля ретрансляций российских федеральных каналов на Западе (а многие этнические русские общины в западных странах живут в инфопространстве, формируемом не телевидением их страны, а «Первым каналом»[32] и «РТР-Планета»[33]), ограничения в работе разнообразных «культурных центров», повышенный контроль деятельности «обществ дружбы», жесткие решения по российскому представительству в международных организациях и многое другое. Мы должны сформировать некий аналог «нулевой терпимости» к РП, ко всему тому, что Москва пытается вещать самым агрессивным способом на Запад.

Самое опасное в этой ситуации – начать убеждать себя в том, что «есть другие способы», что «нужно быть мягче», что «мы можем потерять себя». Это как решить бороться с раком, а потом решить,  что «ну может это не так уж плохо? Может с ним можно договориться?». Нет, с этим противником договориться нельзя. Его нельзя переубедить. Его нельзя пристыдить. Потому что ничего другого он не умеет, и в рамках текущей политической модели, и не хочет уметь.

Аналогия РП с «айсбергом», приведенная в начале статьи, во многом не случайна – она символическим образом отсылает нас к одной из наиболее известных катастроф, которые произошли при участии этого природного явления. И если Запад не признает угрозу, не примет необходимость жестких решений, то нас может ожидать судьба «самого надежного лайнера». Видимая и наиболее медиализированная  часть системы РП – иновещание, социальные кибератаки, работы троллей в соцсетях – конечно, и дальше должны оставаться на повестке дня. Но точно так же реакция должна стать комплексной - противодействие использованию Россией своих инструментов пропаганды за рубежом должно перейти из категории «случайно заметили» в «зону постоянного внимания».

Безусловно, это потребует совершенно другого качества координации – международной, региональной и национальной (межведомственной) для противодействия этому явлению. Мы столкнулись с угрозой ничуть не менее страшной и опасной, чем международный терроризм, борьба с которым у нас не вызывает чувства тревоги в части осуществления непопулярных мер. Абсолютно с аналогичных позиций мы должны подходить и к противодействию РП – как и международные террористы, она деструктивно борется за «умы людей», за их идентичность и против демократических ценностей. Ставка здесь – судьба западного демократического проекта как такового.


[1] Например: Nothing Is True and Everything Is Possible: The Surreal Heart of the New Russia, 2014; Почепцов Георгій. Сучасні інформаційні війни.- К.: ВД «Києво-Могилянська академія», 2016.- 498 с.

[2] Например: Winning the Information War // http://cepa.org/reports/winning-the-Information-War; Full-Scale Democratic Response to Hostile Disinformation Operations // http://www.europeanvalues.net/vyzkum/full-scale-democratic-response-hostile-disinformation-operations/; A framework guide to tools for countering hostile foreign electoral interference // http://www.europeanvalues.net/vyzkum/framework-guide-tools-countering-hostile-foreign-electoral-interference/; Analyzing the Ground Zero. What Western Countries can Learn From Ukrainian Experience of Combating Russian Disinformation // http://www.europeanvalues.net/vyzkum/analyzing-ground-zero/ 

[3] Естонія не пустила журналістів «Россия сегодня» на зустріч міністрів закордонних справ країн ЄС // http://osvita.mediasapiens.ua/media_law/government/estoniya_ne_pustila_zhurnalistiv_rossiya_segodnya_na_zustrich_ministriv_zakordonnikh_sprav_krain_es/

[4] EU strategic communication to counteract anti-EU propaganda by third  parties  // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-%2F%2FEP%2F%2FNONSGML%20TA%20P8-TA-2016-0441%200%20DOC%20PDF%20V0%2F%2FEN

[5] Более подробно о таких компаниях: «Активні заходи» СРСР проти США: пролог до гібридної війни: аналіт. доп. / Д.В.Дубов, А.В.Баровська, Т.О. Ісакова, І.О. Коваль, В.П. Горбулін; за аг. ред. Д.В.Дубова.- 2-ге вид.- К.: НІСД, 2017.- 52 с. ; Ion Mihai Pacepa. Disinformation.- WND Books, Incorporated, 2013.- 350 pages; 134.   F.Schoen, C.J.Lamb. Deception, Disinformation, and Strategic Communications: How One Interagency Group Made a Major Difference // Institute for National Strategic Studies Strategic Perspectives, No. 11.- National Defense University Press, 2012.- 155 p и другие.

[6] Хорошее исключение – исследование The Bear in Sheep’s Clothing: Russia’s Government-Funded Organisations in the EU // http://www.europeanvalues.net/vyzkum/gongo/

[7] Ion Mihai Pacepa. Disinformation.- WND Books, Incorporated, 2013.- 350 pages

[8] ACTION PLAN ON STRATEGIC COMMUNICATION // http://archive.eap-csf.eu/assets/files/Action%20PLan.pdf

[9] «Дело Лизы Ф." в Берлине и российская пропаганда // http://www.bbc.com/russian/international/2016/01/160127_berlin_rape_case_russia

[10] За что немцам благодарить «девочку Лизу» // https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/04/71686-chemu-nauchil-nemtsev-sluchay-s-iznasilovaniem-devochki-lizy

[11] Лавров ответил на сообщения об изнасиловании русской девочки в Германии // https://lenta.ru/news/2016/01/26/lavrov/

[12] Российская пропаганда превратила гражданина ЕС, пнувшего женщину в метро, в арабского мигранта // http://www.trust.ua/news/135165-rossijskaa-propaganda-prevratila-grazdanina-es-pnuvsego-zensinu-v-metro-v-arabskogo-migranta-video.html

[13] В Норвегии ксенофобская группа приняла пустые кресла в автобусе за женщин в парандже // http://www.press.lv/post/v-norvegii-ksenofobskaya-gruppa-prinyala-pustye-kresla-v-avtobuse-za-zhenshhin-v-parandzhe/

[14] Ассоциация дружбы Италия-Россия создана в Кори // http://vksrs.com/news/assotsiatsiya-druzhby-italiya-rossiya-sozdana-v-kori-/

[15] Создано общество дружбы «Россия-Испания» // https://espanarusa.com/ru/news/article/95166

[16] Снегирев: РФ проводит в Европе антиукраинские акции и конференции, а МИД и СБУ не обращают внимания // http://zik.ua/ru/news/2017/07/20/snegyrev_rf_provodyt_v_evrope_antyukraynskye_aktsyy_y_konferentsyy_a_myd_y_1135765  

[17] Федеральное агентство по делам Содружества Независимых государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству // http://rs.gov.ru/ru/contacts

[18] РПЦ утвердилась в Париже // https://www.svoboda.org/a/28063653.html

[19] Эксперты осудили план «группы Бойсто» // http://www.eurointegration.com.ua/rus/news/2014/09/2/7025584/

[20] Асамблея політичної корупції: як в ПАРЄ знайшли азербайджанські хабарі та російські інтереси // http://www.eurointegration.com.ua/articles/2017/04/24/7064886/

[21] #jesuismediaputain // http://novakraina.org/opinion/jesuismediaputain

[22] На конференції ОБСЄ у Варшаві українська делегація не дала виступити представнику окупованого Криму // http://gordonua.com/ukr/news/crimea/-na-konferentsiji-obsje-u-varshavi-ukrajinska-delegatsija-ne-dala-vistupiti-predstavniku-okupovanogo-krimu-video-207000.html

[23] Дуня Міятович: «Правда, а не диктат влади, повинна бути метою журналіста» // http://detector.media/community/article/121910/2016-12-30-dunya-miyatovich-pravda-a-ne-diktat-vladi-povinna-buti-metoyu-zhurnalista/

[24] Оливер Стоун снял фильм «Интервью с Путиным» // https://www.filmpro.ru/materials/55934

[25] Известные иностранцы, получившие российское гражданство // https://ria.ru/spravka/20161103/1480639633.html

[26] Рой Джонс получил российское гражданство // https://lenta.ru/news/2015/09/12/got_it/

[27] Russia Today, информационная война и миллиарды просмотров — откуда берутся цифры // https://www.stopfake.org/russia-today-informatsionnaya-vojna-i-milliardy-prosmotrov-otkuda-berutsya-tsifry/

[28] Facebook: российскую политическую рекламу увидели 126 млн американцев // http://www.bbc.com/russian/news-41813620

[29] Россия покупала рекламу в Facebook, но влияние на выборы в США было незначительным - гендиректор Avast Больше читайте здесь: https://ru.tsn.ua/svit/rossiya-pokupala-reklamu-v-facebook-no-vliyanie-na-vybory-v-ssha-bylo-neznachitelnym-gendirektor-avast-1009110.html // https://ru.tsn.ua/svit/rossiya-pokupala-reklamu-v-facebook-no-vliyanie-na-vybory-v-ssha-bylo-neznachitelnym-gendirektor-avast-1009110.html

[30] EU strategic communication to counteract anti-EU propaganda by third  parties  // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-%2F%2FEP%2F%2FNONSGML%20TA%20P8-TA-2016-0441%200%20DOC%20PDF%20V0%2F%2FEN

[31] Дезинформация привлекает миллионы людей // https://euvsdisinfo.eu/disinformation-is-attractive-for-millions-ru/

[32] Путин, ватники и Первый канал расшатывают Германию // http://www.alexej-schmidt.de/2016/01/blog-post.html

[33] Почему в Латвии запретили вещание телеканала "РТР-Планета" // https://tinyurl.com/ydapdunl

Print version
EMAIL
ARCHIVE
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2018
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.