ISSUE 1-2019
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Roman Temnikov Nurlan Aliyev Volodymyr Solovian Stepan Grigoryan
OUR ANALYSES
Victor Zamyatin
REVIEW
Jiří Maňák
APROPOS
Pavel Venzera


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
УКРАИНА-НАТО: КАК ЭТО БЫЛО И ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ ПРЕЗИДЕНТСТВА ЗЕЛЕНСКОГО
By Volodymyr Solovian | Coordinator of the foreign policy projects, The Center for Army, Conversion and Disarmament Studies, Ukraine | Issue 1, 2019

Молодой долгожитель

Нынешней весной Североатлантический Альянс отметил два юбилея: свое 70-летие и 20-ю годовщину вступления в организацию первых стран из бывшего Восточного блока - Чехии, Венгрии и Польши.

Днем рождения НАТО принято считать дату подписания Вашингтонского договора – 4 апреля 1949 года. Такое «долголетие» – незаурядное достижение, ведь столь продолжительные военно-политические союзы в мировой истории можно пересчитать на пальцах одной руки. Сегодня, в условиях быстро меняющегося фона безопасности, внутри Альянса борются за место под солнцем разные концепции развития. Белый дом не оставляет попыток заставить западноевропейских союзников тратить на оборону больше. В то же время импульсивная внешняя политика американского президента Дональда Трампа вынудила некоторых союзников вспомнить об идее европейской армии. Помимо этого, стратегия сдерживания России не находит одинакового отклика среди всех стран-участников Альянса, что замедляет механизм реагирования на агрессивные действия Москвы в регионе.

Эти вызовы, несомненно, составят повестку предстоящего Лондонского саммита НАТО (состоится в декабре 2019 года). Судьбоносных решений не предвидится. И все же, невзирая на внутренние разногласия, Североатлантический Альянс остается несущей конструкцией общеевропейского пространства безопасности. Рост внешних угроз лишь усиливает востребованность НАТО.

Но так было не всегда. Эхом ухода в небытие главного геополитического конкурента эпохи холодной войны – Организации Варшавского договора - звучали призывы отправить Альянс «на пенсию». Необходимый импульс развития в условиях реактивных перемен в системе международных отношений был получен благодаря интеграции центрально-европейских стран. Таким образом, вторая круглая дата – 20 лет членства в НАТО Чехии, Венгрии и Польши – указывает на временные координаты, в которых находится точка отсчета глубинных изменений политического ландшафта Европы. Стремительность преобразований иллюстрирует такой факт - со времени завершения вывода российских войск из Польши до вступления страны в Альянс прошло лишь шесть лет.

«Афтершоки» столь мощных движений геополитических плит дают о себе знать даже много лет спустя. Проявляются они в попытках Кремля отстоять пояс влияния, состоящий из бывших советских республик. Соответствующий нарратив прослеживался в мышлении российской власти еще до «воцарения» Владимира Путина. Об этом мы можем судить благодаря обнародованию Библиотекой Билла Клинтона расшифровок всех переговоров 42-го президента США. Среди транскриптов нашлись материалы переговоров с российским коллегой Борисом Ельциным.

Примечательный разговор состоялся в Хельсинки 15 апреля 1997 г. в преддверии подписания «Основополагающего акта Россия – НАТО о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности». Президент РФ предлагал своему визави заключить «устное джентльменское соглашение, что ни одна бывшая советская республика не войдет в НАТО»[1]. Российский лидер посчитал нужным особый акцент сделать на судьбе Украины. Без включения последней в «сделку» Борис Николаевич отказывался подписывать соглашение. Как следует из записей, Билл Клинтон деликатно, но твердо отверг возможность закулисных договоренностей. «В этом мире нет ничего тайного» - парировал американский президент[2].

И был прав. Не только с позиций демократических ценностей, но и более твердой валюты – пресловутой realpolitik. На тот момент Москва была лишена возможности проектировать потенциал своей военной машины на сопредельные страны и диктовать Западу подобные условия. Полыхала Чечня, российская экономика приближалась к дефолту, а вооруженные силы находились в плачевном состоянии. Но даже обескровленная Россия 1990-х мертвой хваткой цеплялась за Украину. Москве пришлось смириться с «отпадением» Балтийских стран (они оформили членство в Альянсе в 2004 г.), но в украинском вопросе Кремль демонстрировал готовность драться до последнего патрона. Так в мировоззрении западных элит прочно закрепилось представление об «особенном» отношении российского руководства к вопросу отношений НАТО с Украиной.

Встречные ветра атлантической интеграции Украины

Свой тернистый путь к евроатлантическим широтам Украина начала вскоре после обретения независимости. Первые ступеньки (членство в Совете североатлантического сотрудничества и  инициатива «Партнёрство ради мира») к пьедесталу членства в НАТО были синхронно преодолены в компании стран всего постсоветского пространства. В июле 1997 года в рамках Мадридского саммита состоялось подписание «Хартии об особом партнёрстве НАТО и Украины». Документ определил границы холста, на котором до сегодняшнего дня пишется история атлантической интеграция страны. В это полотно воткано и немало черных нитей: геополитические амбиции Кремля, исторически сформированные комплексы континентальной Европы перед Россией, скудость стратегического мышления украинской правящей элиты и живучесть советских идеологем в обществе.

Пожалуй, не будет лишним вкратце обрисовать очертания композиции отношений Украины и НАТО. Такая ретроспектива позволит разглядеть генезис проблем дня сегодняшнего.

В начале нового тысячелетия на Печерских холмах утвердилось понимание того, что европейское будущее сулит куда больше возможностей, чем евразийские горизонты. Но в движение государственная машина пришла лишь под давлением внутриполитических вызовов – скандала вокруг «записей Мельниченко» (ключевым эпизодом скандала стали обвинения президента в причастности к убийству журналиста Георгия Гонгадзе) и акции протестов «Украина без Кучмы». Чтобы вырваться из тисков, попутно выбив из рук оппозиции «пронатовский» козырь накануне парламентских выборов, в мае 2002 года официальный Киев впервые открыто заявил об евроатлантических амбициях. Соответствующее решение было принято на заседании Совета национальной безопасности и обороны Украины и оформлено в емком недвусмысленном документе «Государственная стратегия Украины относительно Организации североатлантического договора (НАТО)». Впервые на государственном уровне были определены внутриполитические приоритеты и внешнеполитические ориентиры, суть которых сводилась к европейской и атлантической интеграции.

Ситуацию подстегивала наметившаяся в тот период тенденция к взаимному сближению США и России. Международный контекст изменился со времени беседы Клинтона и Ельцина в столице Финляндии. После терактов 11 сентября 2001 года геополитические орбиты Москвы и Вашингтона сошлись в точке борьбы с новым  общим врагом - мировым терроризмом. Как вспоминает Владимир Горбулин, екс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ): «Вашингтон и союзники больше не могли позволить себе такую роскошь, как безболезненное игнорирование позиций Кремля. Военная операция Запада в Афганистане вложила в руки Москвы ряд важных козырей в геополитическом пасьянсе (транзитное снабжение контингента НАТО, разведывательное и антитеррористическое сотрудничество, поддержка политического процесса)»[3]. Весной 2002 года РФ и Альянс подписали «Римскую декларацию» - документ о создании Совета Россия - НАТО. Москва получила возможность на равных общаться со странами и руководством Альянса. Вырисовывалась конфигурация, в которой для Киева было критически важно ускорить диалог с Западом. Иначе Украина была обречена безропотно плестись в арьергарде российско-натовских отношений.

Вопреки всем декларациям Киева, Альянс не поверил в искренность украинского руководства. Вскоре разразился «кольчужный» скандал, сделавший фигуру украинского президента токсичной в среде западных элит. В НАТО заняли выжидательную позицию – вопрос был отложен до прихода прозападного преемника Леонида Кучмы. Тактически не прогадали – спустя два года к власти в Украине действительно пришел именно такой политик. Но стратегически шанс положить начало движению страны в североатлантические структуры был упущен – путинский режим уже достаточно окреп на нефте- и газо-рублях чтобы приняться за восстановление внешней зоны влияния, в которую, конечно же, входила и Украина.

Поэтому, хотя в финальной декларации Бухарестского саммита НАТО в 2008 году возможность членства Украины была зафиксирована, она существенно не отразилась на достижении Киевом критериев Альянса. После прихода к власти Виктора Януковича на флаги была вывешена мертворожденная концепция «внеблоковости». Отношения Украины с НАТО подверглись эрозии. Тенденция переломилась лишь после того, как в 2014-м бумерангом ударили последствия недальновидных решений прошлых лет.

Помощь НАТО и переоценка темпов реформ

Война между Россией и Украиной стала источником угрозы для европейской безопасности. Если раньше Украина являлась активным контрибьютором миссий НАТО, то теперь сама нуждалась в поддержке. Соответственно, возникла необходимость кардинального перезапуска формата сотрудничества Киева и Альянса.

На Уэльском саммите (сентябрь 2014 г.) государства-члены НАТО основали пять новых целевых фондов для помощи Украине в критически важных сферах: управление, контроль, связь и компьютеризация (С4), логистика и стандартизация; кибернетическая безопасность; переподготовка и социальная адаптация военнослужащих; медицинская реабилитация. Кроме того, по просьбе Украины, был основан шестой трастовый фонд в сфере демилитаризации. К следующему, Варшавскому саммиту НАТО (2016 г.) была разработана «Комплексная программа помощи» (КПД), содержащая более 40 целенаправленных мероприятий и программ по поддержке Украины в ключевых сферах обороноспособности. По словам вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванны Климпуш-Цинцадзе: «Бюджет всех трастовых фондов, направленных на Украину, составляет 40 млн евро»[4]. Впрочем, львиная доля безвозвратной материально-технической помощи приходит в Украину из-за океана. «Только США предоставили нам 800 млн долларов», - отмечает чиновница. Помимо финансовой и материально-технической помощи стоит также напомнить об интенсификации совместных учений украинских и натовских военных и практическом вкладе в оборонную реформу советников и инструкторов Альянса.

К слову, реформирование Вооруженных сил Украины и Министерства обороны по натовским стандартам уже давно стало «притчей во языцех» в украинском информационном пространстве. Подобные планы оживлённо обсуждались и фигурировали в программных документах еще при Викторе Ющенко. Но до начала российской агрессии прогресс стопорился коррупционной составляющей и хроническим недофинансированием.

Реформу сектора безопасности, хоть и не без оговорок, можно записать в актив, с недавнего времени бывшего президента Петра Порошенко. Ключевым ориентиром трансформаций на протяжении последних пяти лет неизменно оставалась цель приблизить Украину к критериям Альянса. В Военной доктрине Украины, утвержденной указом президента ещё в 2015 г., обозначена амбициозная цель — «достижение к 2020 году полной совместимости Вооруженных сил Украины с соответствующими силами государств - членов НАТО»[5].

Такой «дедлайн», особенно в непростых экономических условиях, выглядит шапкозакидательским. Директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский подчеркивает, что даже не все страны НАТО полностью внедряют стандарты Альянса: «Представители стран НАТО, особенно стран последней волны, ставили конкретные задачи. Например, в какой-то год обеспечить 15% совместимости с НАТО. Еще через год - еще на 15%. За каждым процентом стоят конкретные технические, организационные задачи, ресурсы - не все ВСУ, а конкретные части. Тогда это здоровый подход, который является прогнозируемым, реальным»[6]. По состоянию на текущий год Украине ещё предстоит проделать немалую работу по изменению системы командования и контроля, внедрения оборонного планирования на основе оценки возможностей, развития оперативных (боевых, специальных) сил и средств, а также создания единой системы логистики для сил обороны. В Альянсе также пристально наблюдают за реализацией положений Закона «О национальной безопасности», особенно в вопросе продвижения реформы Службы безопасности Украины, повышения прозрачности оборонно-промышленного комплекса, усиления демократического контроля.

Тем не менее, в преддверии президентских выборов украинская власть не удержалась от соблазна продать избирателю свои евроатлантические успехи в красивой обертке. 7 февраля Верховная Рада Украины закрепила в Конституции стратегический курс страны на вступление в Евросоюз и НАТО. В экспертном сообществе этот шаг расценили как декларативный, практическая ценность которого сводится к созданию дополнительного конституционного предохранителя от гипотетического реванша пророссийских сил. На президентскую дистанцию Петр Порошенко вышел с еще более грандиозным обещанием — получить План действий по членству в НАТО (ПДЧ) в 2023 г. Выборы Петр Алексеевич проиграл. Сохранить или отбросить данный ориентир предстоит новоизбранному президенту.

Поведет ли новый президент Украину в НАТО?

От предыдущей власти Владимир Зеленский унаследовал не только амбициозные цели, но и заторы на атлантическом пути страны. Самый крупный – продолжающийся вооруженный конфликт в Донбассе. Неурегулированные конфликты или внешние территориальные споры, как правило, зажигают красный свет членству в Альянсе. Тем более, когда речь идет о противостоянии с ядерной державой, обладающей одной из сильнейших армий в мире.  Оккупированные территории и угроза дальнейшей эскалации отдаляет перспективу членства в НАТО для Украины. Конечно, не все на Западе оценивают ситуацию в пессимистичных тонах. К примеру, бывший главнокомандующий Вооруженными силами США в Европе генерал Бен Ходжес, рассуждая о перспективах Грузии, недавно привел пример Восточной Германии. По словам военного, ГДР «была оккупирована сотнями тысяч советских войск, но, несмотря на это, Североатлантический альянс принял Германию в качестве члена»[7]. Но подобная точка зрения пока что в меньшинстве. Это хорошо понимают в Кремле. Там сделали свой вывод после Революции Достоинства. Он заключается в том, что Киев удобнее контролировать, отхватив кусок территории, а не через шантаж вороватых правителей на Банковой.

Все же в украинском обществе, подогретом предвыборной агитацией, накопилось немало вопросов по поводу евроатлантической стратегии Зеленского. Во-первых, следует развеять расхожее убеждение о том, что избиратель Зеленского в своей массе отрицательно относится к движению страны в НАТО. По данным опроса Фонда «Демократические инициативы», интеграцию в Альянс поддерживает 39.1% сторонников Зеленского, в то время как в целом по Украине уровень симпатий к НАТО немногим выше - 41.8%[8]. Так что рейтинговые соображения не должны влиять на позицию самого Зеленского (более того, он обозначил намерение оставаться на посту главы государства лишь одну каденцию).

Во-вторых, отсутствие «жировых запасов» в экономике и упрямая деструктивная политика Кремля не оставляют новой власти пространства для широкого маневра. Эту конфигурацию четко фиксируют на Западе и не видят особой трагедии в избрании политика-новичка президентом воюющей страны. К слову, Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в телефонном разговоре с Владимиром Зеленским пригласил нового украинского лидера «в ближайшее время посетить штаб-квартиру НАТО». Ближе познакомиться с главами 29 –государств НАТО Зеленский сможет в домашней обстановке - в Киеве состоится выездное заседание Североатлантического совета и Комиссии Украина-НАТО (точная дата не определена).

Владимиру Зеленскому удалось разгромно победить на выборах, не расплескав по дороге конкретных ответов на ключевые вопросы государственного строительства. Это справедливо и в вопросе отношений Украины с НАТО.  В контексте атлантической интеграции новоизбранный президент запомнился разве что обещанием зарплат военным «по стандартам НАТО», «обязательным» референдумом по вопросу НАТО, а также идеей «каждый день записывать видео к восточным регионам Украины и говорить им: смотрите, НАТО – не зверюга, не проглотит вас»[9]. Картину могли бы дополнить комментарии команды Зеленского, но и они не пестрят новаторскими инициативами – в целом публичная программа шестого президента Украины соответствует курсу его предшественника.  

В таких условиях, ключевое задание Зеленского на стезе интеграции в НАТО – разорвать порочный круг выстраивания евроатлантической стратегии на материале внутренней политики и свободных интерпретациях атлантических принципов.  В то же время, на дипломатическом поприще приоритет Киева остается прежний – убеждать европейские столицы НАТО продолжать реализацию сотрудничества с Украиной без оглядки на позицию Москвы. Укрепить позиции Зеленского могут лишь эффективные, даже радикальные, меры по искоренению коррупции в оборонном секторе. Иначе новая власть рискует с головой окунуться в омут недоверия со стороны западных партнеров и потерять шанс на обновление параметров взаимодействия с Альянсом.


[1] «Билл, пойми меня правильно». О чем Ельцин просил Клинтона [Электронный ресурс] : https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/08/31/779590-bill-poimi-menya-pravilno

[2] «Билл, пойми меня правильно». О чем Ельцин просил Клинтона [Электронный ресурс] : https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/08/31/779590-bill-poimi-menya-pravilno

[3] Владимир Горбулин, Мой путь в зазеркалье. Не только путевые заметки, Киев 2019, стр.109

[4] «НАТО будет увеличивать помощь Украине»  [Электронный ресурс] : https://m.day.kyiv.ua/ru/article/den-planety/nato-budet-uvelichivat-pomoshch-ukraine

[5] Воєнна доктрина України [Электронный ресурс] :  https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/555/2015

[6] Перехід ЗСУ на стандарти НАТО до 2020 року. Чому нам потрібен прагматичний підхід? [Электронный ресурс] :  http://razumkov.org.ua/komentari/perekhid-zsu-na-standarty-nato-do-2020-roku-chomu-nam-potriben-pragmatychnyi-pidkhid

[7] НАТО пригласит Грузию в альянс уже к концу года? [Электронный ресурс] : https://www.kavkazr.com/a/29767267.html

[8] Непрогнозируемый и непредсказуемый: почему и что дальше? [Электронный ресурс] : https://www.pravda.com.ua/rus/articles/2019/05/19/7215427/

[9] Зеленский: буду каждый день записывать видео о том, что НАТО - не зверюга [Электронный ресурс] : https://www.eurointegration.com.ua/rus/news/2019/04/18/7095334/

Print version
EMAIL
previous NATO AND THE SOUTH CAUCASUS: REALITIES AND PERSPECTIVES OF MULTI-SPEED RELATIONS |
Nurlan Aliyev
НАТО И ЮЖНЫЙ КАВКАЗ: ЧТО НАС ЖДЕТ В БЛИЖАЙШЕЙ ПЕРСПЕКТИВЕ |
Stepan Grigoryan
next
ARCHIVE
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2019
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.