ISSUE 1-2019
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Roman Temnikov Nurlan Aliyev Volodymyr Solovian Stepan Grigoryan
OUR ANALYSES
Victor Zamyatin
REVIEW
Jiří Maňák
APROPOS
Pavel Venzera


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
НАТО И ЮЖНЫЙ КАВКАЗ: ЧТО НАС ЖДЕТ В БЛИЖАЙШЕЙ ПЕРСПЕКТИВЕ
By Stepan Grigoryan | Board chairman of the Center on Globalization and Regional Cooperation, Armenia | Issue 1, 2019

В последние десять-двенадцать лет в мире происходят тектонические изменения, приводящие к смене миропорядка: ухудшение отношений Запада с Россией, приближающееся к состоянию «холодной войны»; проблемы, возникающие между ЕС и США, в том числе в сфере торговли, а также проблемы  бюджетных отчислений на военные расходы стран-членов НАТО,  вопрос о которых ставят США; миграционный кризис в ЕС и выход Великобритании из ЕС (Brexit); рост популизма в странах Западного мира, приводящий к разногласиям внутри НАТО и ЕС; проблемные вопросы в мировой торговле, поднятые США, в том числе с Китаем.

Одновременно протекают сложные внутриполитические движения во многих регионах и странах мира, включая революционные процессы и войны в арабском мире. Так, «Арабская весна» охватила большое число арабских стран, приведя к серьезным кризисам внутри этих стран, и раскрыла существующие проблемы внутри них. Надо отметить, что не все арабские страны были готовы к решению проблем и переменам, что привело,  де-факто,  к распаду некоторых из них. Разногласия крупных мировых игроков по Сирии еще более обострили отношения США с Россией, а также еще более ужесточили санкционную политику США в отношении Ирана. У США  возникли проблемы с Турцией в связи с ее политикой по Сирии, однако планы Турции приобрести ракетные системы С-400 у России вызывают нешуточное недовольство США и их партнеров по НАТО. Дело дошло до того, что во время визита Генсека НАТО Йенса Столтенберга в Турцию 6 мая 2019 года, была выражена обеспокоенность возможными американскими санкциями в отношении республики из-за поставок российских С-400.

Отметим и достаточно сложные отношения, сложившиеся внутри СНГ. Кто мог предполагать еще пятнадцать лет назад, что между странами-членами СНГ возможны войны? Однако война России против Грузии летом 2008 года и введение ею войск в Абхазию и Южную Осетию, захват и аннексия Россией Крыма в 2014 году, а также  война на Востоке Украины говорят о том, что международные правила игнорируются теми субъектами, которые, собственно, и должны были гарантировать их соблюдение. Эти действия России не остались без последствий. США и ЕС ввели санкции против организаций и лиц, замешанных в  них. Позже и Украина начала санкционную политику против России. Россия не осталась в «долгу» и ввела санкции против США, ЕС и Украины. Украина, Молдова и Грузия подписали в 2013-14 годах Договоры по Ассоциации с ЕС, что говорит об их цивилизационном и ценностном выборе. Грузия в 2009 году вышла из СНГ, а Украина практически завершила процедуры выхода из этой организации.

Приостановка участия США и России в ряде международных договоров делает стабильность в мире и отдельных его регионах еще более хрупкой. США и Россия приостановили свое участие в международных договорах, касающихся как стратегических, так и обычных вооружений, торговли и энергетики. И тут уже не столь важно, кто виноват и начал первым (и действует исходя только лишь из своих интересов), а кто пытается спасти ситуацию, идя на уступки и компромиссы. Результат один - еще более напряженная ситуация в мире, гонка вооружений на международном и региональном уровнях, рост вероятности региональных войн и скатывания мира к ядерной войне.    

В апреле 2019 года мы стали свидетелями заявлений, сделанных НАТО и Россией, о невозможности продолжения диалога друг с другом. Конечно, действия России на пространстве СНГ, в Сирии, ее предполагаемое вмешательство во внутриполитические процессы, идущие в США и Европе, кибератаки, отказ от выполнения обязательств по международным договорам фактически, привели к невозможности сотрудничества НАТО с Россией.

Под стать  этому напряжению и заявления официальных лиц России и Запада. Так, 18 марта 2018 года,  Генсек НАТО Йенс Столтенберг в интервью немецкому еженедельнику Welt am Sonntag заявил, что «НАТО следует увеличить оборонный потенциал и готовность к активным действиям в свете растущей агрессии и непредсказуемости России». По его словам, существует опасность, что Россия постепенно станет двигаться в сторону применения ядерного оружия. Поэтому НАТО следует улучшать свою подготовленность к обороне.

В ответ в августе 2018 года Президент России Владимир Путин на пресс-конференции по итогам переговоров с финским коллегой Саули Ниинисте сказал: «Мы не выдвигаем наши воинские контингенты вдали от наших границ к странам НАТО, а инфраструктура НАТО военная движется к нашим границам, увеличивается количество личного состава, техники,вблизи наших границ, проводится все больше и больше учений». Он также отметил, что и сейчас намечены большие учения НАТО в непосредственной близости от России, в том числе, в районе Балтики.

Ответ НАТО не заставил долго ждать. Уже в октябре 2018 года Генсек НАТО заявил, что Нидерланды проинформировали министров обороны стран НАТО о том, что Штаб-квартира Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) в Гааге стала объектом «враждебной кибероперации», за которой стояло главное управление Генштаба ВС России (ГРУ). Союзники по НАТО критикуют Москву за «вопиющие попытки подорвать международное право и институты». «Россия должна прекратить свое безрассудное поведение, включая применение силы против своих соседей, попытки вмешательства в избирательные процессы и широкомасштабные кампании дезинформации», - отметил глава НАТО.  

Следующая реакция России последовала в апреле 2019 года, когда официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что «Сегодня здесь в полной мере проявляется бесцеремонное стремление известных внерегиональных сил перекроить пространство СНГ по своим лекалам. В качестве серьезнейшего военно-политического вызова для России рассматриваем действия США и НАТО по «военному освоению» Южного Кавказа».

На этом, мягко выражаясь, неблагоприятном фоне  интересно посмотреть на перспективы сотрудничества стран Южного Кавказа с НАТО.

Грузия

После августовской войны 2008 года между Россией и Грузией наблюдается определенная осторожность в действиях НАТО на Южном Кавказе. Грузии так и не предоставлена Программа членства в НАТО (открывающая возможность старта процедуры приема страны-аспиранта в этот военно-политический блок).

Однако отметим, что продолжается процесс активного участия Грузии в различных программах НАТО, включая проведение больших военных учений НАТО на ее территории. Практически на всех саммитах НАТО отмечается прогресс Грузии в военно-техническом сотрудничестве с Североатлантическим Альянсом и соответствие стандартам НАТО.

Также важно, что, на уровне публичной двусторонней риторики Грузия продолжает рассматриваться как возможный кандидат в члены этого военно-политического блока, а у политической элиты этой южнокавказской страны существует консенсус о необходимости интеграции в НАТО.  

Почему же Грузии пока не предоставляется Программа членства в НАТО? Нам не кажется, что Грузия, по уровню демократии и проведенным реформам в сфере безопасности отстает от Албании, Хорватии и Черногории, новых членов НАТО. Также нам не кажется, что серьезным препятствием является то, что Грузия не контролирует часть своих территорий, на которых находятся военные базы России. В конце концов, Грузия заявила об отказе попыток силового решения конфликтов с Абхазией и Южной Осетией.

Как представляется, главным препятствием является отрицательная реакция России на возможное членство в Североатлантическом Альянсе любой из стран СНГ. Ведь территорию СНГ Россия считает зоной своих жизненных интересов и очень болезненно воспринимает приближение военной структуры НАТО к своим Западным и Южным границам. Как нам кажется, некоторые ключевые страны НАТО вынуждены считаться с этим фактом и не желают «раздражать» своего большого соседа. Об исключительно негативной реакции России на возможное членство Грузии в НАТО говорит и июльское 2018 года заявление официального представителя МИД РФ Марии Захаровой: «Мы говорили о том, что вступление в альянс стран, не являющихся его членами, не может не повлиять на целую картину, ситуацию с безопасностью на европейском континенте и, конечно, будет иметь свои последствия. Это касается не только Грузии, но и в целом нашей принципиальной позиции … Произойдут изменения, а когда происходят изменения с одной стороны, наступают последствия с другой. По-моему, это как раз естественный процесс. Об этом мы всегда говорили».

Вместе с тем, отметим, что принятая 11 июля 2018 года на Брюссельском саммите НАТО декларация о признании территориальной целостности Грузии и то, что лидеры 29 стран НАТО призвали Россию вывести войска с территории Абхазии и Южной Осетии и отказаться от признания их суверенитета, говорит о решимости стран НАТО помогать Грузии на ее пути к членству в Североатлантическом  Альянсе. Фактически, в этой декларации все страны–члены НАТО признали Россию агрессором. Важно и то, что на саммите Грузию пригласили к активному участию в вопросах безопасности Черного моря.

О самом высоком уровне сотрудничества между Грузией и НАТО говорит и тот факт, что 25 марта 2019 года Генсек НАТО Йенс Столтенберг посетил южнокавказскую страну с официальным визитом.

Азербайджан

Переходя к взаимоотношениям НАТО с Азербайджаном, надо отметить, что после вхождения этой страны в Движение неприсоединения о возможности ее членства в Альянсе говорить уже не приходится, тем более что в политической элите страны эта тема не является приоритетной. Равноудаленность от мировых центров силы - вот главный тренд политики Азербайджана на данный момент.

Основной формат сотрудничества этой страны с Североатлантическим Альянсом -  участие в международной операции под эгидой НАТО в Афганистане, реализация  гражданских проектов и мер по разминированию, а также  обеспечение транзита в Афганистан натовских грузов с использованием территории и инфраструктуры Азербайджана (это около трети от всего объема грузов, поставляемых натовскому контингенту в Афганистане). Наряду с этим, главное желание Баку в том, чтобы в официальных документах Брюсселя относительно карабахского конфликта был бы зафиксирован принцип территориальной целостности страны и уважение к международно-признанным границам.

Также отметим, что в НАТО у Азербайджана есть весьма важный политический и лоббистский ресурс, каковым является играющая значительную роль в структурах Североатлантического Альянса Турция. Фактически, Турция непосредственно в военной и военно-технической сферах помогает взаимоотношениям Азербайджана с НАТО и играет особую роль в развитии азербайджанской армии и попытках перевода ее на натовские стандарты.

Тем не менее, даже турецкий фактор не обеспечивает критического преимущества этой стране в довольно сбалансированных стратегических приоритетах НАТО на Южном Кавказе. Во всяком случае, это вполне заметно в сознательной политике балансирования Североатлантического Альянса во взаимоотношениях как с Азербайджаном, так и с Арменией.

Армения

Армения, как и Грузия, и Азербайджан, также подписала первую Программу действий индивидуального партнерства с НАТО (IPAP) еще в 2005году. Армению посетили многочисленные делегации НАТО, в Ереване открылся Информационный центр НАТО, в формате 26+1 состоялись заседания Североатлантический совет–Армения. С июня 2008 года в Армении начали проводить недели НАТО (последняя из них была проведена в марте 2019 года). Армянские военные вместе с военнослужащими из США, Грузии, Азербайджана и Украины принимали участие в учениях НАТО, прошедших как в Грузии, так и других странах. IPAP включали в себя мероприятия, где особое внимание было уделено проблемам безопасности на границе, улучшению военно-образовательной системы, проблемам окружающей среды, а также усилению сотрудничества в сфере чрезвычайных ситуаций.

Миротворческая бригада армянских военнослужащих  приступила к выполнению миссии в Афганистане еще в феврале 2010 года в составе германского отряда. Фактически, как и Грузия, и Азербайджан, Армения из потребителя безопасности стала поставщиком международной безопасности. Армения, как Грузия и Азербайджан, также имеет миротворцев в Косово. Армянские миротворцы дислоцированы на американской базе «Бондстил» в окрестностях города Урошевац.

Следует заметить ту особенность, что Армения имеет достаточно хороший политический диалог с НАТО. Это связано, в том числе, с тем, что в стране всегда был определенный уровень свобод и демократического развития, плюралистическое внутриполитическое поле и частичное функционирование института выборов, высокий уровень двусторонних отношений с рядом ключевых стран НАТО (в частности, с Германией и Францией, особые взаимоотношения с Грецией).

После Бархатной революции в Армении в апреле 2018 года в отношениях Армении с НАТО могут открыться новые перспективы. Участие новоизбранного премьер-министра Никола Пашиняна в работе саммита НАТО в Брюсселе в июле 2018 года повысило интерес к Армении. Никол Пашинян провел множество встреч, и ему удалось донести до адресатов необходимость поддержки Армении, где начались серьезные демократические преобразования, а в декабре 2018 года были проведены транспарентные и свободные выборы в Национальное Собрание Армении. Премьер-министр Армении также обратил внимание на то, что в вопросе обеспечения мирного урегулирования карабахского конфликта НАТО может сыграть очень важную роль.  

Внешняя политика армянского правительства формально не сильно изменилась: Армения остается близким союзником России и надеется на развитие отношений с НАТО, западными странами, ЕС и США (так называемая многовекторная внешняя политика). То есть ЕС, НАТО и США  — это «важные партнеры», а Россия — «стратегический союзник», вот формула заданная новым армянским правительством. Однако по содержанию эта политика может серьезно измениться по сравнению с тем, что было до Бархатной революции в Армении, так как  многовекторная внешняя политика может получить реальное содержание. Беспокоит, что события последних лет в мире (о чем говорилось выше) показывают, что «стратегический союзник» мечтает избавиться от «важного партнера» как в ареале Армении, так и всего Южного Кавказа.

Отметим, что в марте 2019 года практически одновременно были проведены мероприятия НАТО, как в Армении, так и в Грузии. В Армении - неделя НАТО, в Грузии - военные учения «NATO-GEO EXERCISE». В учениях в Грузии принимали участие 350 военнослужащих из 24 стран, некоторые из которых членами альянса не являются — например, Азербайджан. А вот Армения участия в них не приняла, но, надо отметить, Армения нередко принимала участие в учениях НАТО в Грузии. Думаю, на фоне обостряющихся отношений НАТО с Россией Армения решила «переждать» бурю.

Возможно, в Ереване решили не рисковать поставками в кредит и по льготным ценам российского вооружения, арсенал которого не так внушителен, как азербайджанский, но, все же, в нем наличествуют оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», многофункциональные истребители Су-30СМ, огнеметные системы и так далее. На данный момент единственным поставщиком вооружения в Армении является Россия.

Как мы видим, три страны Южного Кавказа ориентируются на разные системы безопасности, при этом Армения является членом ОДКБ. В определенных случаях членство Армении в ОДКБ может даже представлять определенную практическую ценность в приоритетах Североатлантического Альянса, время от времени сталкивающегося с проблемой нахождения общих точек соприкосновения с Россией по многим вопросам безопасности на постсоветском пространстве.

Уверен, что даже в создавшейся ситуации в мире Армения должна продолжать свое сотрудничество с НАТО - и в целом с Западом - для создания альтернатив в области безопасности, энергетики и других жизненно важных областях. Кроме того, ориентация лишь на российскую систему безопасности, да еще и в ситуации, когда новые власти Армении усиливают свободы и демократию в стране, а в регионе наблюдается сближение позиций России и Турции в военной и других областях,  может создать серьезные вызовы и угрозы для официального Еревана.

Print version
EMAIL
previous УКРАИНА-НАТО: КАК ЭТО БЫЛО И ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ ПРЕЗИДЕНТСТВА ЗЕЛЕНСКОГО |
Volodymyr Solovian
ФЕНОМЕН ВЫБОРОВ ПО-УКРАИНСКИ: ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ |
Victor Zamyatin
next
ARCHIVE
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
www.telekritika.ua www.amo.cz
RSS
  © 2008-2019
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.