ISSUE 2-2020
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Петр Вагнер Аляксандр Милинкевич Pavel Havlicek
OUR ANALYSES
Томаш Якл Владимир Воронов
REVIEW
Петр Мареш
APROPOS
Ярослав Шимов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
КОНЕВ В ПРАГЕ, КОНЕВ ПРАГE
By Павел Вензера | политолог, Чешская Республика | Issue 2, 2020

9 мая 1980 года на площади Интербригад был открыт памятник маршалу Советского Союза Ивану Коневу. Газета Коммунистической партии Чехословакии Руде право сообщала об этом событии только на второй странице, потому что вступительная полоса была занята информацией о могучем военном параде, который состоялся по случаю 35-й годовщины освобождения Чехословакии. Фотографии с парада также вытеснили фото новости с момента открытия памятника.

В мероприятии приняли участие представители бывшего высшего руководства Чехословакии, в том числе премьер-министр Любомир Штроугал. Своего военачальника также пришло поприветствовать подразделение советской оккупационной армии, участие которого могло напомнить многим гражданам Чехословакии о связи между маем 1945 года и августом 1968 года.

На средства местных жителей?

В апреле 2020 года российское информационное агентство РИА Новости поместило в связи с событиями вокруг памятника маршалу информацию, в которой говорится, что памятник был построен „на средства местных жителей“.

Подлинность этой информации не была проверена в современных средствах массовой информации. Кстати, обстоятельства строительства памятника маршалу заслужили бы архивных исследований, что пока не сделано. Возможно, при этом была бы найдена информация о том, почему этот памятник был построен в Праге через так много лет после окончания войны.

Даже если бы информация, предоставленная агентством РИА Новости и повторенная российскими официальными лицами, была правдой, ее автору и пользователям следует вспомнить, как выглядела такая добровольность при коммунистическом режиме. В СССР также можно было бы найти не один подобный случай.

Однако это, скорее, опять фантазия, столь типичная для путинской России. Если бы это было действительно так, где-то в современных источниках, безусловно, был бы сделан комментарий. Негативное отношение большинства чехословацких граждан к Советскому Союзу было хорошо известно руководству страны, коммунистическая пропаганда вряд ли пропустила бы возможность сообщить об обратном.

Маршал на разведке?

Сорок лет спустя, 3 апреля 2020 года, статуя маршала была снята с постамента и временно помещена в хранилище, откуда она должна быть перенесена в запланированный Музей ХХ века. Здесь противоречивая роль Конева в истории попадет в исторический контекст, который попытались указать таблички, расположенные рядом с его памятником, как часть безуспешных усилий мэрии Праги 6 мирно уладить события, которые начали развиваться вокруг памятника маршалу несколько лет назад.[1]

В дополнение к участию Конева в кровавом подавлении восстания в Будапеште 1956 года, таблички также напоминали о возможной роли маршала в подготовке агрессии войск Варшавского договора во главе с советской армией в августе 1968 года. Речь идет о несколько подозрительно долгом визите И. Конева в Чехословакию 9-15 мая 1968 г. В это время он посетил Чехословакию с еще одним маршалом, Кириллом Москаленко, генералом армии Дмитрием Лелюшенко и другими высокопоставленными представителями советской армии.

В течение шести дней своего пребывания в стране советские офицеры не только принимали участие в майских празднованиях, но тремя группами совершили ряд визитов на чехословацкие стратегические заводы и военные подразделения. Был ли это только визит вежливости или была и другая цель этих посещений - это вопрос, на который могли бы ответить российские архивы, которые, как всегда, в таких случаях молчат.[2]

Из беглого осмотра современных периодических изданий мы знаем, что высшие советские военные чиновники не были равнодушны к ситуации в Чехословакии. Как сообщается в газете Руде право (14 мая 1968 г.), маршал Москаленко во время визита на Витковицкий металлургический завод им. Клемента Готвальда обратил внимание чехословацких рабочих на подводные камни процесса реформ, происходивших в Чехословакии в то время: «Товарищ Москаленко также отметил, что в связи с нашим процессом демократизации на Западе есть голоса, которые хотели бы вбить клин между нашими дружественными странами, чего они сделать не смогут».

Только дальнейшее развитие событий показало, насколько пророческими были слова Москаленко: «Маршал Москаленко также подчеркнул, что, как Советский Союз помогал нам в прошлом, он будет оказывать нам помощь сегодня, когда нам это будет необходимо». Решение о необходимости этой помощи было принято в Москве несколько месяцев спустя.

Российское посольство начинает действовать

Уже само решение самоуправления Праги 6 о перемещении статуи маршала (12 сентября 2019 г.) вызвало волну эмоций, не в последнюю очередь подпитываемую посольством Российской Федерации в Чешской Республике. Еще больше посольство активизировало свою деятельность после перемещения монумента. В пылу борьбы российский посол забыл, что он является гостем в стране, который не должен вмешиваться во внутренние дела хозяев. И что уже не те времена.

В священной войне посол не остался один. В дело вмешалась Москва, где депутаты вместе с некоторыми министрами и президентом развлекаются разработкой и принятием законов, защищающих «историческую правду». Точнее, точку зрения Москвы. Такую защиту даже включили в путинскую конституцию. После гневных комментариев Министерства иностранных дел Российской Федерации последовал более крупный калибр, когда бывший министр культуры, а ныне советник В. Путина Владимир Мединский использовал один из этих законов, чтобы подать в суд на мэра Праги 6 Ондржея Коларжа. И мэр может быть в России привлечен к ответственности за реабилитацию фашизма.

Мединский чувствует себя призванным высказываться, потому что считает себя историком. В сегодняшней России он витает в путинском мейнстриме, лидеры которого считают, что история не должна быть перегружена фактами, особенно если она предназначена для построения патриотической мифологии. Уже упомянутые исторические законы подготовлены для потенциальных носителей неприятной информации, разрушающей в поте лица созданную конструкцию.

Еще до Мединского по тому же вопросу к Следственному комитету Российской Федерации обратился министр обороны Сергей Шойгу, который таким образом присоединился к разрастающейся группе историков в высших эшелонах власти. Министр также направил резкую просьбу чешским властям выдать статую маршала России.

Цель этой заметки - не оценка того, должна ли статуя маршала быть удалена или оставаться на месте. Несомненно, весь этот вопрос останется в течение некоторого времени в повестке дня не очень простых сегодня чешско-российских отношений. К этой повестке была также добавлена мемориальная доска, установленная 30 апреля 2020 года в Ржепорыйе, другой части Праги. Доска напоминает о роли солдат Русской Освободительной Армии в освобождении Праги и почитает память погибших солдат, которые бросились помогать Пражскому восстанию в его самые критические моменты.

С российской стороны  звучат  обвинения Чехии в неблагодарности, попытке переписать историю и даже жалобы. Все это лишь одно из проявлений периода победобесия, в котором сегодня живет официальная Россия. Путин старается повернуть Россию к истории и имеет ряд помощников в этом деле. Включая пражского посла. Утратив российско-чешские отношения, он увлекся взамен историей. В Чешской Республике он находит некоторый резонанс в определенных кругах, но это незначительно для нужд гибридной войны. Прогремит еще пара залпов, но, поскольку маршал исчез, придется найти новую тему.

Вопрос не в том, кто прав в этом историко-политическом узле. Скорее, речь идет о перечислении некоторых фактов, которые могут быть противопоставлены  словам московских пропагандистов о неблагодарности в связи с перемещением статуи маршала. Кстати, она должна быть заменена памятником в честь освобождения Праги, который будет лучше отражать историческую реальность.

Пражская наступательная операция

Критики снятия памятника маршалу аргументируют тем, что его войска спасли Прагу от разрушения. Пловец в волнах параллельной истории Мединский более конкретен и говорит, что Прага была спасена приказом Конева о запрете применения тяжелой артиллерии. Вопрос, больше к Мединскому, чем к Коневу, таков: что и кого должна была  обстреливать советская артиллерия 9 мая 1945 года в Праге? Освобождение Праги - не единственный случай, когда Мединский говорит о событиях, о которых он ничего не знает или не хочет знать, хотя демонстрирует твердое мнение.

Это немного парадоксально, но факт: исследование роли Красной Армии в освобождении Праги, основанное на архивных документах и свободное от различных идеологических штампов, было проведено только в 2016 году чешским историком Томашем Яклем. В своем исследовании он убедительно пришел к выводу, что «канон Фирлингера по спасению Красной Армией от разрушения может быть в контексте Второй мировой войны отвергнут. Праге удалось самостоятельно избавиться от немцев, и советские танки прибыли в уже освобожденный город». [3]

Кстати сам маршал в своих воспоминаниях пишет, что Прага была очищена от врага за несколько часов. Его солдаты появились на окраине города рано утром 9 мая, и «к десяти утра Прага была полностью занята и очищена от противника войсками 1-го Украинского фронта».

О слабой боевой активности Красной Армии на территории Праги свидетельствуют и другие части мемуаров маршала, где написано больше по поводу проблем освобождения своих офицеров из объятий празднующих победу пражан, чем о боевых столкновениях:

«Что Прага освобождена, было ясно, но ни одного вразумительного доклада ни от одного из командующих армиями так и не было.

Как выяснилось потом, причиной тому было ликование пражан. На улицах шли сплошные демонстрации. При появлении советского офицера его немедленно брали в дружеский полон, начинали обнимать, целовать, качать. Один за другим попали все мои офицеры связи в окружение — поцелуи, угощения, цветы...

Потом в этих же дружеских объятьях один за другим оказались и старшие начальники — и Лелюшенко, и Рыбалко, и подъехавший вслед за ними Гордов. Никому из них не удавалось выбраться из Праги на свои командные пункты, к своим узлам связи и подробно доложить обстановку».

Как свидетельствуют другие тогдашние документы, описывающие боевую деятельность подразделений 1-го Украинского фронта, солдатам Конева особо нечего было делать в Праге. Это было связано с несколькими факторами :

  1. повстанцам с помощью частей Российской Освободительной Армии под командованием генерала Сергея Буняченко удалось преодолеть критические моменты в первые дни восстания, когда немецкие войска преобладали;
  2. непрерывное сопротивление повстанцев вместе с информацией о конце войны сказалось на моральном состоянии немецких солдат;
  3. конечно, им не добавили оптимизма новости о приближающейся Красной Армии;
  4. все это вместе далее усугубляло мнение, что все потеряно, и необходимо постараться попасть в американский плен. То есть, отступить из Праги и прорваться на запад.

Согласно сохранившимся боевым дневникам, преследование отступающих немцев на Запад было главной задачей боевых действий частей Красной Армии. В течение 9 мая город Млада Болеслав во время преследования немецких войск подвергся бомбардировке, которую коммунистическая историография приписала немецкой армии из-за больших человеческих потерь. Но зачем портить мифы реальностью, верно?

В дискуссиях вокруг памятника с российской стороны также часто приводятся аргументы, что память о жертвах – погибших советских солдатах – унижается чешской стороной. В действительности никто не пренебрегает памятью о принесенных жертвах. На территории Чешской Республики более чем четыре тысячи захоронений советских солдат, о которых соответствующие ведомства заботятся очень аккуратно, и на их содержание расходуются значительные ресурсы. К сожалению, этого нельзя сказать о могилах чехословацких легионеров на территории Российской Федерации.

Российские аргументы, приводящие число погибших в самой Праге, сталкиваются с довольно четко документированными данными, показывающими другую картину. На Ольшанском кладбище похоронено около 500 советских солдат, из которых только значительно меньшая часть пала во время боевых действий. Смерть большинства похороненных солдат была вызвана небоевыми травмами и болезнями.

Те, кто интересуется этой темой, знают немного упрощенную формулу, описывающую потери со стороны сил, сражавшихся с немцами: 3000, 300, 30 (повстанцы, власовцы, красноармейцы). Уточненное число повстанцев показывает 2889 павших чехов, известных по именам, и около 250 пока что неизвестных. Из солдат Красной Армии, похороненных на Ольшанском кладбище, у 70 - дата смерти 9 мая. Однако мест, где некоторые из советских солдат погибли в сражении с немцами, известно в Праге только три. Согласно имеющимся сведениям, число триста погибших власовцев относительно точно, но также включает в себя тяжело раненых, которые остались в Праге и были казнены советскими солдатами 9 мая и в последующие дни.[4]

Дискуссия о числе жертв часто поднимает вопрос, были ли зачастую огромные потери неизбежны. Если мы сосредоточены на чехословацкой территории, мы можем вспомнить Восточно-Карпатскую и Моравско-Остравскую наступательные операции, где советские военачальники не щадили людей. С советскими жертвами во время Пражской наступательной операции, которые были в ее начале немаленькими (общие потери 49 348 человек, из них 11 265 – безвозвратные), связан в чехословацком контексте один немаловажный, скажем, геополитический момент. Сначала снова предоставим слово маршалу Коневу:

«Если 30 апреля верховный главнокомандующий экспедиционными силами союзников в Западной Европе Эйзенхауэр в своем письме предлагал нам установить демаркационную линию, с которой мы были в принципе согласны, и которая потом действительно была установлена, то 4 мая, несмотря на уже достигнутую договоренность, Эйзенхауэр в своем новом письме к начальнику нашего Генерального штаба Антонову писал уже совсем другое: „Будем готовы продвинуться в Чехословакии, если это потребует обстановка, до линии рек Влтава и Эльба, чтобы очистить западные берега этих рек“. Это дополнение фактически включало в зону действия американских войск и саму Прагу.

Письмо, видимо, отражало то давление, которое со все большей силой оказывали на Эйзенхауэра и Черчилль, и пришедший к власти на смену Рузвельту Трумэн.

Начальник нашего Генштаба генерал Антонов от имени советского Верховного Главнокомандования направил на следующий же день, то есть 5 мая, генералу Эйзенхауэру ответ, в котором просил его во избежание возможного перемешивания войск не продвигать союзные войска в Чехословакии к востоку от первоначально намеченной линии.

После обмена этими письмами американские войска приостановили наступление вглубь Чехословакии на той линии, которая была оговорена с самого начала.

Эта дипломатическая переписка происходила тогда, когда у нас в штабе фронта и в армиях, по существу, завершалась подготовка к Пражской операции и войска уже занимали исходное положение.»

Говорят, что история не любит сослагательного наклонения, однако в нашем случае можно с большой уверенностью утверждать, что американские войска, оказавшись в Праге на несколько дней раньше, могли бы спасти тысячи жизней советских солдат в самом конце войны, поскольку немцы пытались попасть в американский плен, и они бы вряд ли противостояли американцам.

Американцы были готовы идти на Прагу, но не могли договориться с советским командованием. В этом контексте генерал Омар Брэдли в своих мемуарах пишет:

«Освобождение Чехословакии входило в задачи Красной Армии. Мы не должны были продвигаться дальше Пльзеня, города, расположенного на удалении нескольких километров от границы. Паттон возражал против этой остановки, доказывая, что он может дойти до Праги. Действительно, если бы главное командование союзников отменило свой приказ, он, по всей вероятности, через 24 часа оказался бы на Венцель-Сквере. Но когда Эйзенхауэр сообщил советскому командованию, что наши войска двинутся на Прагу, если этого потребует обстановка´, оно ответило, что мы «не должны продвигаться дальше линии Ческе-Будеёвице – Пльзень — Карловы Вары».

Так что реальный вариант спасти человеческие жизни тогда существовал, но Сталин, руководствуясь геополитическими соображениями, отверг его. Он хорошо понимал, что будет значить для будущего развития Чехословакии освобождение Праги Красной Армией, и пожертвовать жизнями нескольких тысяч солдат для достижения этой геополитической цели не было для него большой проблемой.

Сталин был прав в своих мыслях.

В течение сорока долгих лет Чехословакия была вырвана из ее исторического цивилизасионного круга и, под контролем Москвы, подверглась социальному эксперименту, от которого Чешская Республика и Словакия восстанавливаются по сей день. Неудивительно, что даже по этой причине у значительной части чехов нет проблем с демонтажом памятника маршалу. Если бы здесь вместо него стояла статуя Джорджа Паттона, их страна могла сегодня быть на совершенно другом уровне.

СМЕРШ приходит

То, что вытворял СМЕРШ в Праге сразу после того, как Красная армия пришла в город, было только прелюдией к наступающим новым порядкам. Уже 11 мая 1945 года начались аресты русских эмигрантов, несмотря на то, что многие из них имели чехословацкое гражданство. Сотни были арестованы и депортированы в Россию, и только десятки вернулись после 1955 года назад.

Из всех жертв сталинского произвола, который не мог происходить без ведома Конева, вспомним генерала чехословацкой армии Сергея Войчевского, который был арестован 12 мая и депортирован в Москву. Здесь его приговорили к десяти годам. В условиях трудового лагеря он не выжил; умер 7 апреля 1951 года в Центральной больнице № 1 Озерлага.[5]

Даже все еще незавершенное исследование судеб похищенных русских эмигрантов показывает глубину трагедии, когда в конце едва законченной войны семьи были лишены своих отцов, которые исчезли в советских трудовых лагерях просто потому, что у них было другое представление о развитии России после 1917 года.[6] Кроме того, многие из этих эмигрантов, в основном - представители лучших слоев русской интеллигенции, покинули родину не по своей воле, потому что были изгнаны из Советской России Лениным.[7]

Пражан также шокировали казни власовцев, во многих случаях - непосредственно в больницах, где их лечили от ран, полученных ими на улицах Праги в боях с немецкими войсками. Конечно, с российской точки зрения, они были явно предателями, но даже те имели право на суд, иначе расправа с ними является преступлением.

«Они невежды»[8] 

Этим и аналогичными разъяснениями советские офицеры пытались объяснить своим западным коллегам суровое поведение ряда красноармейцев в столице их союзника, где случались кражи, изнасилования. В пражанах быстро угасал их первоначальный энтузиазм по отношению к освободителям, и многие вздохнули с облегчением, когда советские войска в конце года покинули страну. Согласно телеграмме посольства США, в Праге стал популярным вопрос: «Русские освободили нас от немцев; но кто сейчас освободит нас от русских»?[9]

Американские дипломаты также зафиксировали анекдот, который циркулировал в то время в Праге, и также на многое намекал: «Сталин совершил две ошибки: он показал Европу русским и Европе русских».[10]  

Настроения, выраженные этими двумя анекдотами, привели американцев к выводу, что «чехи с энтузиазмом приветствовали Красную Армию как освободителя, но ее популярность быстро снизилась из-за ее политики жизни за счет страны и общего нарушения закона».[11]

Американские телеграммы также упоминают попытки советского командования что-то сделать с ситуацией или, скорее, найти какое-то оправдание:

«Российская администрация осведомлена о снижении престижа и пытается обвинить дезертиров и других преступников в украденной российской форме в растущей преступности. Она предлагает, чтобы люди требовали надлежащие удостоверения личности, прежде чем они подвергнутся изнасилованию и мародерству».[12]

Ящик Пандоры

Вопрос освобождения Чехословакии Красной Армией довольно хорошо проработан чешской историографией. Напомним хотя бы фундаментальную двухтомную работу Draze zaplacená svoboda и Velké dějiny zemí Koruny české (Vstup SSSR a USA do války a úsilí odboje o obnovení československé republiky).[13] Есть также ряд работ, посвященных самому Пражскому восстанию[14] и участию власовцев в нем.[15]

До сих пор чешские историки очень осторожно подходили к некоторым темам, особенно - поведению солдат Красной армии в союзнической Чехословакии. Это, кстати, подтверждает эта статья, которая основана в этом разделе на свидетельствах американских дипломатических источников, поскольку в чешской историографии еще нет более подробного исследования по этой теме. Несмотря на некоторые уже высказанные суждения, можно было бы также развивать тезис о том, что Красная Армия освободила Чехословакию, но свободы не принесла. Это касается и других стран бывшего советского блока.

То, что сейчас происходит вокруг памятника И. Конева, несомненно, приведет не только к повышению интереса чешской общественности к событиям, которым Россия дает свою специфическую интерпретацию, но и к определенной реакции. Защитники российской исторической правды своими действиями неосознанно открывают ящик Пандоры. Они могут дождаться радикальных ответов в форме исследований по темам, которые были до сих пор оставлены в стороне.[16] И это не будет приятным чтением. Но, как известно, кто сеет ветер... 


[1] Мер Праги 6 проинформировал посла России Александра Змеевского об этом намерении письмом от 4 октября 2017 года, в котором также было предложено установить памятник на территории посольства России. По словам мэра Ондржея Коларжа, российская сторона вообще не ответила на это письмо.

[2] Более подробную информацию можно найти в Povolný, Daniel. Vojenské řešení Pražského jara. I, Invaze armád Varšavské smlouvy. 1. vyd. Praha: Ministerstvo obrany České republiky - Agentura vojenských informací a služeb, 2008. 167 s. ISBN 978-80-7278-470-7. с. 25-27. Книга доступна в электронной версии: http://www.mocr.army.cz/assets/multimedia-a-knihovna/publikace/vojenska-historie/20-prazske-jaro_i-dil_-internet.pdf

[3] JAKL, Tomáš. Boje Rudé armády 9. května 1945 v Praze. Historie a vojenství. год изд. LXV, №. 2, 2016, с. 86. Автор выражения «канон Фирлингера» намекает на телеграмму тогдашнего премьер-министра и бывшего посла Чехословакии в СССР Зденека Фирлингера Йосифу Сталлину от 11 мая 1945 года. Фирлингер в ней  исказил описание ситуации в городе и деятельности Красной армии в нем. Именно эта телеграмма на долгие времена укоренилась в коммунистической историографии, которая вслед за ней повторяла повествование о спасительной  роли Красной Армии.

[4] За уточнение приведенных цифр мы благодарны Томаши Якелу. Он тоже подчеркивает, что исследования  темы еще незакончены,  и число павших уточняется. К теме также: БУРСКАЯ, Зинаида. Цена имени солдата.

[5] BYSTROV, Vladimír. Osud generála: komentář k některým dokumentům o životě a tragickém konci Sergeje Vojcechovského. Praha: Academia, 2007. 580 s. ISBN 978-80-200-1535-8.

[6] BYSTROV, Vladimír. Únosy československých občanů do Sovětského svazu v letech 1945-1955. Vyd. 1. Praha: Pro Úřad dokumentace a vyšetřování zločinů komunismu vydává Themis, 2003. 343 s. Svědectví. ISBN 80-7312-027-5.

[7] Chamberlain, Lesley. The Philosophy Steamer: Lenin and the Exile of the Intelligensia: Lenin and the Exile of the Intelligentsia. London: Atlantic Book, 2006. 414 p.  ISBN 1843540401.

[8] The National Archives and Records Administration (NARA). The Czechoslovak Reaction on Russian Occupation. Military Attaché Report (Woldike), Prague, July 7, 1945. R-5.

[9] Там же.

[10] NARA. The Ambassador (Murphy) to the State Secretary, Berlin, October 25, 1945, 1193: Telegram. Report on Political Situation in Czechoslovakia. Enclosure from October 19, 1945 by John H. Backer 1st Lt.

[11] NARA. Chargé in Czechoslovakia (Klieforth) to the State Secretary, Prague, June 3, 1945. Telegram.

[12] NARA. The Ambassador (Murphy) to the State Secretary, Berlin, October 25, 1945, 1193: Telegram. Report on Political Situation in Czechoslovakia. Enclosure from October 19, 1945 by John H. Backer 1st Lt.

[13] HRBEK, Jaroslav et al. Draze zaplacená svoboda: osvobození Československa 1944-1945. Vyd. 1. Praha: Paseka, 2009. 2 sv. (351, 358 s.). ISBN 978-80-7185-976-5. GEBHART, Jan; KUKLÍK Jan. Vstup SSSR a USA do války a úsilí odboje o obnovení československé republiky. Velké dějiny zemí Koruny české. Praha: Paseka, 2007, sv. XVb. 700 s. ISBN 978-80-7185-835-5.

[14] Kokoška, Stanislav. Praha v květnu 1945: historie jednoho povstání. Vyd. 1. Praha: NLN, Nakladatelství Lidové noviny, 2005. 277 s. Válka a mír v moderní době. ISBN 80-7106-740-7. Marek, Jindřich. Barikáda z kaštanů: pražské povstání v květnu 1945 a jeho skuteční hrdinové. 1. vyd. Cheb: Svět křídel, 2005. 415 s. Svět křídel; 73. ISBN 80-86808-16-5.

[15] Auský, Stanislav A. Vojska generála Vlasova v Čechách: kniha o nepochopení a zradě. Vyd. 4., Ve Vyšehradu 3., rozš. Praha: Vyšehrad, 2005. 275 s., [64] s. obr. příl. ISBN 80-7021-793-6. Žáček, Pavel. Vlasovci v boji za Prahu: pomoc 1. ruské divize Ozbrojených sil KONR povstalé Praze, 5.-9. května 1945. Vydání první. Praha: Academia, 2017. 546 stran, xi obrazových příloh. Edice dokumentů. 1938-1953; svazek 4. ISBN 978-80-200-2674-3.

[16] Кстати, процесс уже запущен. В чешских газетах и интернет изданиях появилось  большое количество материалов, посвященных числу  убитых в Праге красноармейцев и причинам их гибели. Эти материалы, несомненно, могут быть связаны с реакцией официальной России на события вокруг памятника маршалу Коневу.  Приведем  только один пример: ROKOS, Milan. Umírali v boji i na otravu alkoholem. Barvité osudy rudoarmejců v Praze.

 

Print version
EMAIL
ARCHIVE
2020  1 2 3 4
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
RSS
  © 2008-2020
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.