ISSUE 2-2020
INTERVIEW
Roman Temnikov
STUDIES
Петр Вагнер Аляксандр Милинкевич Pavel Havlicek
OUR ANALYSES
Томаш Якл Владимир Воронов
REVIEW
Петр Мареш
APROPOS
Ярослав Шимов


Disclaimer: The views and opinions expressed in the articles and/or discussions are those of the respective authors and do not necessarily reflect the official views or positions of the publisher.

TOPlist
АЗЕРБАЙДЖАН: НЕОБЫЧНЫЕ ВЫБОРЫ
By Ильгар Велизаде | Международны Пресс Центр «Новости», Азербайджан | Issue 2, 2020

Прошедшие 9 февраля 2020 года в Азербайджане парламентские выборы по многим параметрам можно назвать необычными. Однако самыми очевидными признаками «необычности» этих выборов могут быть их преждевременность и неожиданность. Так, еще в начале 2019 года представители правящей партии отрицали любую возможность проведения досрочных выборов. Даже осенью, за несколько месяцев до громкого заявления о роспуске парламента, мало кто мог предположить, что с начала следующего года страну ожидают бурные предвыборные баталии. Что же стало истинной причиной для этого шага? Постараемся разобраться.

Бурная осень 2019

Осень 2019 года в Азербайджане действительно была достаточно «жаркой». В начале сентября 2019 года заместитель исполнительного секретаря партии «Ени Азербайджан» (правящая), председатель комитета Общественных объединений и религиозных организаций Милли Меджлиса (парламента) Сиявуш Новрузов выступил с необычными обвинениями в адрес бывших (опальных) азербайджанских чиновников и ранее видных деятелей правящей партии в том, что они финансируют деятельность оппозиции. «У нас есть конкретные списки», - заявил он, не назвав, однако, конкретных имен.

Примечательно, что с такими обвинениями депутат выступил на совещании региональных руководителей партии, что стало истолковываться как попытка определенных кругов в правящей партии развернуть «охоту на ведьм» в преддверие парламентских выборов, которые по графику должны были состояться осенью  2020 года.

Речь, в частности, идет о бывших членах правительства, которые «ранее работали многие годы министрами а сейчас сбежали за границу». Новрузов также отметил, что он располагает «конкретными списками», не назвав при этом ни одного имени.

Спустя некоторое время уже другой азербайджанский парламентарий, руководитель комитета по Аграрной политике Милли Меджлиса, член политсовета партии «Ени Азербайджан» Эльдар Ибрагимов выступил с другим резким заявлением, теперь уже в адрес бывших оппозиционеров, которые позже перешли на сторону власти, назвав их «врагами, которые перешли на сторону власти ради денег, должностей и мандатов». Кроме того, он обвинил в неискренности руководителей партий, сотрудничающих с властью ради своекорыстных интересов. Конкретизируя свои слова, он, в частности, указал, что «эти люди находятся в руках внешних сил» и, перейдя на сторону власти, «заработали денег и даже стали депутатами».

Столь резкие выступления сразу двух видных руководителей правящей партии вызвали общественный резонанс и стали причиной волнения и определенной нервозности со стороны ряда политических и общественных групп во властном и провластном лагере. Большинство представителей парламентской оппозиции в парламенте выступили с предложениями обратиться в генпрокуратуру  для проведения разбирательства по факту обвинения.

В оппозиционных медиа и социальных сетях стали выдвигаться версии, что ряд представителей «старой команды» таким образом пытается упредить возможную «чистку» в депутатском корпусе и провести в депутаты на следующих выборах своих сторонников.

Так, по мнению руководителя информационного агентства Туран Мехмана Алиева, в последнее время «по олигархическим группам нанесен сильный удар, и многие из них отстранены от власти, потеснены их позиции и в парламенте. С другой стороны, частичное обновление парламента преследовало цели облагораживания имиджа Милли Меджлиса , в том числе за рубежом, после выявления причастности азербайджанских депутатов к коррупционным скандалам в Европе. В новом составе есть кадры с опытом работы с международными структурами».   

Речь, прежде всего, идет о тех депутатах, которые на протяжении нескольких депутатских сроков занимали свои места в парламенте, и чьи имена связывались с руководителями министерств и ведомств, которые в последние годы лишились своих постов. Например, влиятельный министр транспорта Зия Мамедов имел в парламенте прежних созывов нескольких своих приближенных лиц, то же относится к экс министру налогов Фазилю Мамедову и пр.

За последние годы они и ряд их коллег потеряли свои позиции в результате кадровых реформ и омоложения состава руководства исполнительных органов, а их представители  в парламенте, оставшись без покровителей, рисковали лишиться своих мест в парламенте.

Предполагалось, что правящая партия «Ени Азербайджан» выступит с обновленным списком, в котором будут значиться имена депутатов, «приближенных» к новым лицам в системе исполнительной власти. Таким образом, заявления Новрузова, Ибрагимова и поддержавших их депутатов выглядели как противоречия, и даже как «война интересов» внутри правящей команды.

Возможно, для любителей конспирологических теорий эта версия могла бы показаться интересной, в то же время переизбрание этих людей на еще один срок в следующем году версию «войны» в элите серьезно девальвировало.

Важно отметить, что трое бывших министров - образования, Мисир Марданов, экологии - Гусейнгулу Багиров и транспорта - Зия Мамедов после распространенного Новрузовым заявления, выступили с опровержением своей причастности к финансированию оппозиции.

Вслед за громкими обвинениями представитель руководства партии «Ени Азербайджан», вице-премьер правительства Али Ахмедов выступил с заяявлением, смысл которого сводился к тому, что руководство партии не проводит различия между бывшими и нынешними чиновниками и не считает всех бывших чиновников своими врагами. А глава пресс-службы генпрокуратуры Эльдар Султанов разъяснил, что ведомство не ведет никакого расследования по поводу заявления депутата С. Новрузова, что в значительной степени снизило ажиотаж вокруг темы.

Кроме того, исполнительный секретарь партии «Ени Азербайджан» Али Ахмедов заявил, что «власть приветствует формирование конструктивной позиции политических партий во имя национальных интересов и заявляет о готовности к сотрудничеству на этом основании». Тем самым успокоив представителей системной оппозиции, пообещав сохранение условий диалога власти и оппозиции.

Действия оппозиции в новых условиях

Примечательно, что больше всего открещивались от возможных связей с властью и оппозиционные лидеры, в свою очередь, обвиняя власти в том, что они таким образом пытаются навредить имиджу оппозиции.

Как известно, основными оппозиционными партиями и движениями в Азербайджане, представляющими так называемую несистемную оппозицию, являются Партия народного фронта Азербайджана (ПНФА), партия «Мусават», Национальный Совет Демократических Сил (НСДС), общественное движение, не так давно преобразованное в партию - «REAL».

Более мелкие партии и движения, формирующие оппозиционный спектр, как правило, группируются вокруг указанных выше структур и представлены, частью, в НСДС. ПНФА, «Мусават», находящийся под их влиянием НСДС, которые  управляются политиками старшего поколения,  принимавшими  участие в народном движении конца 80-х- начала 90-х годов прошлого столетия, частично были представлены в правительстве Народного Фронта 1992-93 годов и участвовали в конкурентной борьбе за власть, проиграв ее нынешней правящей партии.

Находясь длительное время в спектре политических партий Азербайджана, имея значительный опыт организационной работы в условиях оппозиции, эти силы «обросли» значительными каналами связи как за пределами страны, так и внутри нее. В разные годы различные группы внутри власти активно использовали свои связи с оппозиционными структурами, главным образом, медиа ресурсами, для упрочения собственных позиций во властной вертикали и «нейтрализации» своих прямых или косвенных конкурентов. Среди таких людей называются фамилии экс министров экономики Фархада Алиева, здравоохранения Али Инсанова и пр.

Однако в последнее время, в связи с радикальными кадровыми реформами, представители старого поколения во власти, имеющие значительный бизнес, а, следовательно, политические интересы, стали уступать место новому поколению управленцев-технократов, не обладающих тем ресурсом влияния, который имелся у их предшественников. Это и стало причиной для многочисленных предположений о том, что «старые кадры» могут воспользоваться своими каналами и связями с оппозицией для нанесения «удара мести» по власти.

С другой стороны, радикальная оппозиция стремится сохранить свое влияние в среде социально активной протестной части электората,  и в экспертной среде в Азербайджане часто не исключают, что при наличии подобных каналов связи она могла бы воспользоваться финансовыми ресурсами «бывших» для организации протестных выступлений.

Практика показывает, что, как правило, за год-полтора до основных электоральных процессов (президентских и парламентских выборов) в Азербайджане происходит заметная активизация политических сил, которые демонстрируют эту активность, главным образом, посредством проведения публичных протестных акций.

Эксперты отмечают, что в сложившихся условиях делать это становится все сложнее.[1] Дело в том, что оппозиция длительное время находится в состоянии продолжающегося кризиса. Ведущие оппозиционные партии в прошлом неоднократно переживали раскол.

Так, в стране насчитывается сразу несколько партий,  в которых есть название «Народный  Фронт» и «Мусават», что является ярким подтверждением плачевно сложной ситуации в оппозиционном лагере. Сами руководители оппозиции обвиняют во всем происходящем власти.

В частности, в том, что последние перекрывают им каналы финансирования, однако ситуация выглядит намного более сложной. Многие из бывших «раскольников» часто жалуются на «дедовщину» в управлении оппозиционными партиями, наличие протекционизма,  отсутствие  перспективы для карьерного роста и пр.

Внутренние дрязги в оппозиционной среде, нередко предававшиеся широкой огласке, способствовали снижению рейтинга оппозиции. Такая фрагментация в среде оппозиции лишь подчеркивает устойчивые позиции партии власти на политическом поле.

Слабый менеджмент протестными настроениями в обществе часто приводит к разочарованию действиями оппозиционных сил в среде потенциальных последователей системной оппозиции, заставляя их заниматься поисками возможной альтернативы.  Одно из таких альтернативных движений   - движение РЕАЛ.

РЕАЛ предпочитает действовать в фокус группах  (часть студенчества, интеллигенции, журналистская среда), укрепляя свою социальную базу. В то же время, еще в 2018 году в одной из публичных дискуссий один из лидеров РЕАЛ Эркин Гадирли заявил, что движение не готово взять на себя ответственность за управление страной.

Примечательно, что для РЕАЛ важной частью политической платформы выступает форма политического договора, согласно которому страной должны управлять личности, представляющие различные лагеря (центры силы), с непременным условием, которому они должны соответствовать – высокие профессиональные качества этих лиц. Но эта позиция не одобряется большинством участников радикальной оппозиции, которая критикует РЕАЛ за «соглашательскую» политику с властями.

Вот и на этот раз, на фоне бойкота системной оппозицией следующих выборов, лидеры РЕАЛ открыто заявили о желании в них участвовать. Многие из членов организации действительно приняли участие в выборах, при этом тот же Эркин Гадирли одержал убедительную победу в одном из центральных округов столицы.

В целом ряде случаев, тем не менее, оппозиции не удалось провести своих кандидатов в парламент. Сами оппозиционные кандидаты обвинили власти в фальсификации, призвав к протесту. Также международные наблюдатели, представляющие Парламентскую Ассамблею Совета Европы, ряд других организаций отмечали наличие нарушений во время подсчета голосов и подняли вопрос о прозрачности и честности прошедших выборов.

Подобная ситуация оказалась не новой для электоральных кампаний в Азербайджане, что констатировали как критики, так и сторонники результатов нынешних выборов. Сам президент Ильхам Алиев спустя сутки, выступая по телевидению, сказал, что «и отчет Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, которое всегда относится к нам предвзято, был сбалансированным, более объективным относительно предыдущих периодов. Конечно, с некоторыми вопросами мы согласиться не можем. Но считаю, что в целом результат отчета был более близок к объективности».

Парламентские выборы и их результаты

Так или иначе, парламентские выборы в Азербайджане, назначенные на 9 февраля 2020г., состоялись. Несмотря на то, что подготовка к ним и их проведение прошли в достаточно сжатые сроки,  активность электората, а также желание большого числа людей «попробовать свои силы» в борьбе за 125 мест в парламенте позволяли говорить о том, что в стране сложилась качественно новая, отличная от прежних лет ситуация, связанная с надеждами людей на предстоящее обновление.

Итоги голосования, состоявшегося 9 февраля, выявили следующую картину. В составе нового парламента нашли свое место представители прежнего парламента, которые расположились в списке правящей партии «Ени Азербайджан». При этом правящая партия сохраняет свой нынешний уровень представительства, две трети всех мест в Милли Меджлисе. Около 40 мест получили независимые кандидаты, а представители других политических партий смогли занять лишь около 15 мест. В целом в парламент нового созыва вошли около 40 новых членов. Среди независимых кандидатов есть немало новых лиц – представителей «новой команды».

Примечательно, что результаты выборов в целом ряде округов были аннулированы Центризбиркомом, что можно считать беспрецедентным случаем в истории проведения плебисцитов в Азербайджане в последние два десятилетия. Это напрямую связывается с чрезвычайной активностью самих избирателей, большой ролью социальных сетей, в которых демонстрировались видеозаписи нарушений. Сам председатель Центризбиркома Азербайджана Мазахир Панахов признавал: «Возможности соцсетей огромные. В то же время это очень важный источник». Указав, при этом, что если бы не соцсети, то на 98 процентах избирательных участков выборы «не прошли бы хорошо».

При оценках результатов выборов как местными, так и иностранными аналитиками отмечалось то обстоятельство, что по линии правящей партии и по линии беспартийных депутатов пришли новые лица из числа молодого поколения технократов и менеджеров.

Это люди условно из команды первого вице-президента Мехрибан Алиевой. В целом в парламенте усилилось ее влияние, как и в структуре исполнительной власти, что позволяет предполагать усиление курса изменений, начатых в стране несколько лет назад и активизировавшихся в последнее время.

Конечно, в нынешних условиях, когда распространение пандемии коронавируса все еще продолжается, делать категорические прогнозы относительно предстоящего поствыборного периода  дело непростое. Тем не менее, учитывая необходимость  преодоления последствий пандемии, на передний план выдвигаются задачи обеспечения устойчивости политической системы и экономической модели.

В Азербайджане, где наступление постнефтяной эры было объявлено как свершившийся факт, поствыборный период во многом будет зависеть от того, насколько эффективно государство справляется с последствиями пандемии, и насколько успешен будет диалог между властью и обществом.


[1] https://news.day.az/politics/260941.html

https://www.trend.az/azerbaijan/politics/2344891.html

http://vzglyad.az/news/45417/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B6%D0%B4%D1%8B-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D1%88%D0%B0%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BB-%D0%90%D0%9D%D0%90%D0%9B%D0%98%D0%A2%D0%98%D0%9A%D0%90.html

 

Print version
EMAIL
ARCHIVE
2020  1 2 3 4
2019  1 2 3 4
2018  1 2 3 4
2017  1 2 3 4
2016  1 2 3 4
2015  1 2 3 4
2014  1 2 3 4
2013  1 2 3 4
2012  1 2 3 4
2011  1 2 3 4
2010  1 2 3 4
2009  1 2 3 4
2008  1 2 3 4
2007  1 2 3 4
2006  1 2 3 4
2005  1 2 3 4
2004  1 2 3 4
2003  1 2 3 4
2002  1 2 3 4
2001  1 2 3 4

SEARCH

mail
www.jota.cz
RSS
  © 2008-2020
Russkii Vopros
Created by b23
Valid XHTML 1.0 Transitional
Valid CSS 3.0
MORE Russkii Vopros

About us
For authors
UPDATES

Sign up to stay informed.Get on the mailing list.